12:35 

Женский день. Глава 3.

porog
Всегда идти вперед, чтобы ни случилось!
Название: Женский день.
Автор: Yasia.
Бета: murka.
Пейринг: Саске/Наруто.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Романс, юмор, местами стёб.
Статус: Почти закончен. Будет как минимум 5 глав.
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат Кишимото Масаши.
Размещение: Только с разрешения автора. (Разрешение на размещение взято!)
Саммари: Коноичи решили устроить на 8 Марта девичник, но это, похоже, совсем не устраивает шиноби. Что предпримет Наруто & компания, чтобы не пролететь мимо кассы?
Предупреждение: Небольшой ООС, упоминание ОМП.
От автора: Этот фик – подарок для Nю и всех яойщиц этого сайта.


Глава 3.
Выйдя из квартиры Джирайи, парни направились в ближайший магазин, где Чоджи, умирающий от голода, пополнил свой запас чипсов.
- Ну, всё, теперь точно не помру, - с блаженной улыбкой на устах проговорил он, отправляя в рот первую партию чипсов из пакета.
- Парни, а вы уже определились с именами? – обратился Киба к идущим рядом с ним Шино, Неджи, Шикамару, Чоджи и Саю.
- Ну, придумывать что-нибудь оригинальное - это так проблематично. Так что я не буду заморачиваться и назовусь Ши. И запомнить легко, а выговорить, так вообще проще простого, - довольный собственной сообразительностью, улыбнулся Шикамару.
- Ха, тогда я буду Чо, - поддержал инициативу напарника Акимичи.
- Ну, если всех будут звать односложными именами – это будет выглядеть подозрительно, - решил высказать своё мнение Неджи.
- Тогда меня будут звать Сайонара, - решительно заявил художник, скривив в усмешке тонкие губы.
- Э-э-э-э-э-э, создаётся такое впечатление, что ты напрашиваешься стать членом нашего клана, - после короткого замешательства хмыкнул в кулак Шикамару. – Ну, дело твоё. Как по мне, так даже очень симпатичное имечко. Да и забыть такое будет довольно сложно.
- Шино, а тебя как будут звать? – обратился к напарнику неугомонный Киба.
- Вопросом таким, никогда я не задавался, признаться честно если, - ответил представитель клана Абураме.
- Ну, надо придумать такое, чтобы тебе понравилось и не сильно отличалось от твоего собственного. А то, если спутаемся, можно будет оконфузиться по полной программе, - вещал собачник, размахивая руками. Акамару, расценив пассы хозяина как желание поиграть, с радостью прыгнул на Кибу, повалив того на землю. Скалясь во всю пасть, он радостно скакал вокруг Инудзуки, виляя хвостом и периодически повизгивая.
- Фу, Акамару! Как не стыдно! – прикрикнул на пса Киба, после чего тот, обиженно взглянув на хозяина, умчался вперёд.
- Ладно. Зовут пускай меня Шива, - наконец определился с выбором Шино.
- А я тогда буду Кики, - жизнерадостно провозгласил уже поднявшийся и успевший струсить пыль с одежды Киба.
После заявления Инудзуки взгляды пяти парней устремились на Неджи, который до сих пор ещё не определился с выбором.
- Могу предложить пару вариантов, - жизнерадостно обратился Киба к гению клана Хьюга.
- Да нет уж, дорогая Кики, как-нибудь обойдусь и без вашего участия, - ехидно улыбнулся собачнику Неджи.
- Ну-ну, и как же будут звать очаровательную мисс? – вернул сомнительное обращение Бьякуганистому гению Инудзука. В ответ «очаровательная мисс» посмотрел на Кибу немного свысока, многозначительно вздёрнул нос и в раздумьях начал покусывать нижнюю губу, после чего в бледно-сиреневых глазах зажглась искорка смеха.
- Меня зовут Надежда. Можно Надюша или Наденька, - закатывая глазки и манерно кривляясь, пропищал Хьюга, чем вызвал просто бурю эмоций от парней, не ожидавших такой выходки с его стороны.
- Ну, ты даёшь! Я думал, это только Наруто местный клоун. Но ты, похоже, серьёзно настроился составить ему конкуренцию, - едва не свалившись на землю второй раз за пять минут ухохатывался Киба, держась рукой за живот. Остальные шиноби тоже не смогли удержаться от улыбок, а Чоджи чуть не подавился очередной порцией чипсов, которые как раз отправил себе в рот перед выходкой Неджи.
- Кто это здесь говорит о Наруто? – налетел на шиноби сзади блондинистый вихрь в компании с Учихой.
- Ха, пока вы нас догоняли, мы уже успели придумать себе имена, - радостно похвастался присоединившимся парням Киба. Поочерёдно тыкая пальцем в стоящих полукругом парней, он называл имя каждого, при этом не переставая по-дурацки улыбаться.
- Итак, знакомьтесь. Это Ши, Чо, Сайонара, Шива, Надя и Кики, - закончил свою речь Инудзука, ткнув пальцем себе в грудь. Наруто замер в тщетной попытке запомнить одновременно все имена, которые сразу же перепутались в его голове.
- Не напрягайся ты так, вечером я тебе их повторю, так что завтра они у тебя будут сами от зубов отскакивать, - тихо сказал на ухо блондину Учиха.
- Звать вас будут как? – решил поинтересоваться у догнавшей их парочки Шино.
- Ну, мне всегда нравилось имя Сандра, так что я, пожалуй, на нём и остановлюсь, - сразу же ответил на вопрос Саске. Наруто же серьёзно задумался, поскольку ни одного подходящего, на его взгляд, варианта, не приходило в его светлую голову. Заметив сомнения блондина, остальные начали предлагать ему на выбор различные варианты.
- Может, Нарико? – спросил Неджи, внимательным взглядом окинув Узумаки с ног до головы.
- Нет, лучше Наринэ, - предложил свою версию ухмыляющийся Киба.
- Да ну вас. Какие-то дурацкие вы имена придумываете. Я лучше сам сейчас что-нибудь соображу, - выдал блондин в ответ на реплики друзей и задумался на пару минут. Когда терпение шиноби уже начало подходить к концу, он, похоже, всё-таки определился с выбором.
- Меня будут звать Эсмеральда! – возвестил Наруто парням своим звонким голосом, при этом лучезарно улыбаясь и щурясь на солнце. После такого заявления Чоджи едва не подавился чипсами второй раз за день.
- Бака, это имя совсем не похоже на твоё, - накинулся на благоверного Саске, опешивший было от очередной выходки блондина, но довольно быстро пришедший в себя.
- Ну и что? Зато оно мне нравится! – констатировал Узумаки, при этом умудряясь улыбнуться ещё шире, чем минуту назад.
- Ну ладно, Эсмеральда так Эсмеральда, - поддержал идею Сай, за что сразу же был занесён в список злейших врагов Учихи вторым после Итачи.
- Хорошо, пусть будет Эсмеральда, - скрипнул зубами Саске, понимая, что теперь-то уж Наруто точно не успокоится, пока не добьётся, чтобы его называли именно так.
Медленно двигаясь вдоль по улице, шиноби дошли до перекрёстка, откуда их пути расходились в разные стороны. Ещё раз напомнив друг другу, что завтра снова встречаются у Джирайи, парни распрощались и разошлись в разные стороны…

- А кстати, почему сегодня не было Хинаты? – поинтересовалась Ино у Тен-Тен после того, как девушки покинули квартиру Харуно. Конечно, вопрос немного запоздал, учитывая тот факт, что целых три часа блондинка в упор не замечала отсутствия подруги.
- Ну чем ты вчера слушала? Мы же договорились, что раз Хината отвечает за украшение дома, то в составлении меню и приготовлении закусок она участия принимать не будет, - разъяснила подруге Тен-Тен.
- А, понятно, а то я думала – может, она на миссии, - заявила ничуть не смущённая допущенным промахом Ино.
- Но ведь со слов Сакуры я поняла, что до праздника все, участвующие в его организации, отстранены от миссий, - вмешалась в разговор подруг Темари.
- Да, первый раз об этом слышу? – удивилась блондинка.
- Ну, ещё бы. Если бы некоторые слушали, что им говорят, а не листали гламурные журналы с Серджо Звериусом на обложке, то, возможно, почерпнули бы массу полезной информации. Они бы даже узнали, что Хокаге пообещала взять всех парней на себя и спровадить их восьмого числа из деревни на якобы важную миссию, - ехидно заявила Темари. Вместо того, чтобы обидеться, Ино уставилась на коноичи песка широко распахнутыми глазами.
- Ты знаешь маэстро Звериуса? – спросила она, причём имя парикмахера прозвучало в её устах как нечто волшебное.
- Ну, я-то не знаю, а вот Канкуро не только лично с ним знаком, но даже закончил один из его курсов обучения, - честно ответила обладательница веера.
- Что? И ты молчала всё это время? Почему ты ничего не сказала про курсы? Когда твой брат будет здесь? Как можно записаться на приём к маэстро? – просто засыпала Темари градом вопросов возбуждённая блондинка.
- Ну, надеюсь, что как минимум ещё неделю брат буде находиться как можно дальше отсюда, а вот после этого смело обращайся к нему со всеми вопросами об этом вашем Серджо. Даже не знаю, что вы нашли в нём такого хорошего? – удивлённо протянула Темари.
Ино уже открыла было рот, чтобы возмутиться оскорблением, нанесённым её кумиру, как из-за угла донеслись первые ноты песни, выводимые очень приятным баритоном
- Свет озарил мою больную душу.
Нет, я свою диету не нарушу.
Бред, голодный бред желудок сводит мой опять –
Пакетик чипсов, я посмел тебя желать, - донёсся до ушей Ино очень знакомый голос.
Девушки при первых же признаках приближения парней успели замаскироваться. Благо, для опытных коноичи не составило труда отыскать несколько укромных уголков на совершенно, казалось бы, непригодной для игры в прятки улице.
Из-за угла показались Шикамару и напевающий Чоджи, которые медленно прошли мимо притаившихся девушек.
- Мой тяжкий грех – не пообедав голодать.
За пачку чипсов я и жизнь готов отдать.
И даже скушав их - не обрету покой
Уже растянут, словно мяч, желудок мой, - на столь неоптимистичной ноте закончил исполнение песни Чоджи.
Девушки с облегчением вздохнули и перевели дух – им удалось остаться незамеченными. Правда, Ино ещё долго растерянно смотрела вслед удалившимся парням. Отойдя на достаточное расстояние, чтобы его не могли услышать, Шикамару обернулся к Чоджи.
- И что же натолкнуло тебя на исполнение этой песни? – спросил он у друга.
- Даже не знаю. Скорее всего, Наруто со своим выбором имени. Когда я обнаружил свиток со словами этой песни у себя в сумке, то очень удивился, но затем решил подобрать к словам мелодию, и вот что получилось в результате, - честно ответил Чоджи.
- Да, интересно было бы найти поэта, который пишет эти стихи, - задумчиво протянул Шикамару.
- А ты заметил, что в том переулке кто-то прятался? – спросил Чоджи у друга.
- Ха, кто-то. Там было как минимум три человека. И одним из них была Ино. Может, она и мастерица искусно находить укрытия, но её с головой выдаёт запах той дряни, которую она выливает на себя флаконами, - фыркнул Нара.
-Ну, не знаю, а мне нравится запах её духов, - слегка улыбнувшись, задумчиво протянул Чоджи.
Распрощавшись недалеко от дома Акимичи, парни отправились каждый к своему дому…

- Что это? – дрожащим от страха голосом спросил у грозно надвигавшегося на него кукольника Рок Ли.
- Это пинцет. Между прочим, очень полезная вещь. Но, судя по твоему запущенному состоянию, ты видишь его впервые, - задумчиво протянул песчаник. Ли, который действительно видел подобную штуковину впервые в жизни, продолжал опасливо коситься в сторону мастера визажа и парикмахерского искусства в лице Канкуро.
А слова о его запущенном состоянии просто ставили «зелёного зверя» в тупик. Пробегая ежедневно по двадцать километров, двести раз отжимаясь на руках и совершая тысячу приседаний (и это только до обеда) он был уверен, что находится в неплохой физической форме. Но, возможно, кукольник имел в виду что-то другое?
Гаара, видя, до чего его разлюбезный братец довёл несчастного чуунина, решил вступиться за последнего, несколько ограничив нападки со стороны Канкуро.
- Ну, не так уж всё и плохо. Небольшая коррекция бровей и правильная стрижка радикально изменят его образ, - заявил он брату, сверля того пристальным взглядом зелёных глаз.
- Ага, а ещё бы одежду нормальную подобрать, - начал фразу Канкуро, но не успел её закончить. Испуганно сжимавшийся до этого времени в кресле, Ли резко вскочил и, став в позу крутого парня, произнёс пятиминутную речь о преимуществах своего зелёного комбинезона. Несколько ошарашенный такой реакцией на свои слова, Канкуро лишь растерянно махнул рукой в сторону кресла, предлагая Ли снова принять сидячее положение.
- Так вот, для начала мы займёмся твоими бровями, а затем немножко подкорректируем причёску. Будет немного больно, но ты ведь шиноби и терпел намного больше, - равнодушно констатировал кукольник.
После этих слов Ли только крепче сцепил зубы и зажмурился, словно какой-то болезненный эпизод из прошлого вынырнул на поверхность его воспоминаний. А Гаара готов был собственными руками задавить бестактного брата, который походя, даже не задумываясь, напомнил Толстобровику о том злополучном бое на чуунинском экзамене и его последствиях.
Однако, Ли очень быстро справился со снедавшими его воспоминаниями, задвинув самые неприятные моменты поглубже, после чего поудобнее устроился в кресле и решительно заявил, что, как шиноби Скрытого листа, он будет терпеть любую боль, если это будет нужно его деревне.
Не совсем понимая, какая конкретно польза может быть Конохе от выщипанных бровей чуунина, но радуясь, что к тому вернулось самообладание, Гаара тоже успокоился. Решив не мешать брату создавать новый образ, он направился к книжному шкафу Джирайи и начал внимательно изучать корешки стоящих в нём книг.
Самую верхнюю полку занимала подборка изданий самого саннина. «Ича-Ича» разных годов выпуска в мягкой и твёрдой обложках была небрежно втиснута в ограниченное пространство книжной полки. Поскольку книг было явно больше, чем могло свободно вместиться на полке, то у Гаары создалось впечатление, что их чуть ли не вколачивали в тесное пространство молотком, так плотно они прилегали друг к другу.
Средняя полка была доверху забита книгами об оружии и различных техниках боя. Она тоже не особо заинтересовала Казекаге. А вот на самой нижней из полок, заваленный различным барахлом, взгляд Гаары привлёк небольшой томик стихов, который он извлёк на свет божий и принялся вимательно изучать.
Джирайя, заметив интерес гостя к книжке, сразу же заявил, что она ему сто лет не нужна, и, если песчанику понравилось это рифмоплётство, то он смело может оставить её себе. Аккуратно присев на краешек дивана, Гаара погрузился в чтение. Когда, прочитав томик с первой по последнюю страницу, Казекаге оторвал взгляд от книги, его брат уже заканчивал приводить Толстобровика в соответствующий вид.
- Ну вот. Совсем другое дело, - радостно потирая руки, отошел от Ли кукольник, терзавший его брови и волосы уже больше двух часов. Последний раз взъерошив волосы парня и отойдя от него на пару шагов, Канкуро предоставил брату шанс в полной мере оценить его усилия. А оценить действительно было что.
Из-под тонких, красивой дугой изогнутых бровей, на Гаару широко распахнутыми круглыми глазами смотрел очень симпатичный парень. Рваная чёлка брюнета и очень сильно профилированная причёска придавали усталому лицу парня интересный и немного взбалмошный вид.
- Ну как? – немного опасаясь, но, тем не менее, с нетерпением ожидая вердикта, поинтересовался «зелёный зверь».
- Сейчас сам всё увидишь, - улыбнувшись, ответил Гаара. Восхищённо присвистнув и одобрительно взглянув на брата, Казекаге взял с журнального столика зеркало и приблизил его к лицу Ли.
Лишь только взгляд чуунина коснулся поверхности стекла, его глаза распахнулись настолько широко, насколько это вообще было возможно. Судорожно сжав руками подлокотники кресла и пару раз втянув воздух через нос, Ли погрузился в блаженную тьму. Стыдно признаться, но это был второй раз в жизни, когда он потерял сознание…

Поужинав так и не съеденным в обед салатом из помидоров, заправленным майонезом, Учиха и Узумаки отправились в комнату, где удобно устроились на мягком диване. Блондин, прилёгший на колени Саске, закрыл веки и довольно урчал, в то время как руки брюнета ласково зарывались в белокурые волосы, пропуская пряди между пальцами. До расслабленного этими движениями мозга Наруто не сразу дошло, что к нему обращаются.
- А? Что? – растерянно переспросил он, подумав, что неправильно расслышал адресованную ему фразу.
- Я говорю, что наступил час расплаты, - загадочно улыбаясь самым краешком губ, промурлыкал Саске, склонившись к самому уху Узумаки таким образом, что блондин ощущал его тёплое дыхание на своей шее.
- Ты о чём? – недоумённо посмотрев на Учиху, спросил Наруто.
- Да всё о том же. Об утреннем споре. Насколько я помню, ты его проиграл, - улыбка Саске стала немного шире.
- А, ты об этом. Я надеялся, что ты забудешь об этой ерунде, - тяжко вздохнул блондин.
- Ну, я ещё пока не старый маразматик и забывать такие вещи не намерен. Тем более, что если бы проиграл я, то был бы вынужден месяц питаться раменом. Так что готовься, - завершил свою речь Учиха.
Слегка побледневший блондин широко распахнутыми глазами смотрел на Саске. Зная, что его бойфренд обладает богатой фантазией, он мог себе представить, какое наказание придумает ему брюнет, поэтому он был готов ко всему. Нет… как оказалось, к этому он всё же оказался не готов. Достав из кармана нечто, плотно уложенное в малюсенький бумажный пакетик, Учиха бросил его Наруто.
- Весь следующий месяц после ужина ты будешь ходить по квартире в этом, - многозначительно хмыкнув, заявил Шаринганистый гений блондину, удивлённо рассматривающему извлечённые из пакетика вещи.
- Ксо, что это такое? – удивлённо протянул тот.
- Это костюм горничной, добе, - прокомментировал Учиха, с удовольствием наблюдая, как Наруто в растерянности вертит в руках малюсенький кружевной чепчик и столь же маленький белый фартук с рюшами и оборочками.
- И как я буду носить ЭТО поверх одежды? – возмущенно протянул Узумаки, потрясая фартуком перед лицом Саске. Глаза блондина выжидающе уставились на ухмыляющегося Учиху.
- Бака, ты, похоже, не совсем меня понял, - издевательски протянул тот, откинув голову на спинку дивана и ехидно ухмыляясь. – Ты будешь носить ТОЛЬКО ЭТО!
Смысл сказанных слов не сразу дошел до мозга растерянного блондина. А когда Наруто осознал, КАК он будет выглядеть, парень просто взорвался. За следующие пятнадцать минут не только весь дом, а и весь квартал узнал во всех анатомических подробностях, что конкретно Узумаки думает о гении клана Учиха.
- Всё? Успокоился? Ну, ты и псих – так орать. И было бы из-за чего, - хмыкнул Саске, когда монолог блондина подошел к концу. Конечно же, после этой фразы Наруто сумел найти в глубинах памяти ещё несколько выражений, которые не были использованы им ранее в предыдущей речи.
- Да ругайся сколько душе угодно, но проигрыш в споре – это святое. Шиноби, проигравший спор, обязан выполнить любое желание победителя, - сверля глазами Узумаки, заявил Саске, который почерпнул из красноречивого монолога блондина много нового о своей персоне.
- Эх, за что мне это? – густо краснея и бросив обиженный взгляд через плечо, пробурчал себе под нос Наруто, направляясь в спальню.
- Ты далеко собрался? – задал брюнет вопрос удаляющейся спине.
- Переодеваться, - не оборачиваясь, ответил Узумаки.
- Смело можешь сделать это прямо здесь, - ухмыльнувшись, заявил Учиха, довольный победой.
- Ну, уж нет. Стриптиз в программу не входил, так что как-нибудь перетопчешься, - буркнул Наруто и довольно громко хлопнул дверью в спальню.
Когда через несколько минут эта же самая дверь, легонько скрипнув, приотворилась, на пороге возникло видение, которое вряд ли могло явиться Саске где либо, кроме как в эротическом сне. Явно стесняясь и краснея едва ли не больше излюбленных Шаринганистым гением помидоров, Наруто переступил порог и замер под пристальным взглядом своего парня.
Сказать, что Саске был поражен - это не сказать совсем ничего. Да, он прекрасно знал, что у Узумаки превосходная фигура с длинными крепкими ногами, в меру мускулистыми руками и широкой грудью. То, что задница парня была выше всяческих похвал, было уже давно установленным фактом. Но Учиха даже представить себе не мог, что, облачённый лишь в накрахмаленный передник горничной (который не то что ничего не скрывал, а даже, скорее, самым бесстыжим образом выставлял напоказ все прелести) блондин будет выглядеть настолько сексуально. Даже нелепый кружевной чепчик, кое-как напяленный на голову Наруто, не портил впечатления.
- Иди ко мне, - пересохшими от желания губами выдавил из себя Саске. А Наруто, уже немного успокоившийся и пришедший в себя, не смог устоять перед мерцавшими от страсти глазами брюнета. Лукаво улыбнувшись и плавно покачивая бёдрами, он медленно приблизился к Саске и плюхнулся ему на колени.
Танец сплетающихся языков и одно дыхание на двоих. Нежные руки, нетерпеливо поглаживающие спины партнёров и постепенно опускающиеся всё ниже. Тихий стон, срывающий с губ…
- Нет, я больше этого не выдержу, - прохрипел Саске и, подхватив возлюбленного на руки, быстро пресёк расстояние, отделявшее их от двери в спальню и кровати, на которую он бережно опустил свою ношу. Сорвав с себя рубашку и кое-как стянув штаны и бельё, Учиха очень быстро присоединился к Наруто, с нетерпением ожидавшему его на кровати.
- Похоже, мне даже начинает нравиться этот проигрыш, - с лёгкой улыбкой на устах прошептал на ухо любимому Узумаки. Ночь, обещающая быть долгой, вступала в свои права…

- Я даже не знаю, что здесь можно сделать, - всплеснув руками и с раздражением выбрасывая в мусорное ведро расчёску со сломанными зубцами, возмутился Канкуро.
- Ты о чём? Сам же захотел поэкспериментировать, а теперь психуешь! – возмущённо завопил Инудзука так громко, что во дворе громко залаяли разбуженные шумом собаки сестры и матери.
- Да когда я предлагал тебе сделать причёску, мы только встали из-за стола после ужина, а сейчас уже прошло два часа, а дело почти не сдвинулось с мёртвой точки, - недовольно пробурчал кукольник.
- Ну что я, виноват, что ли, что у меня такие волосы? – попытался защититься от нападок собачник.
- Чем ты моешь голову? Когда я встретил тебя первый раз, твои волосы были намного лучше, - заявил Канкуро.
- Я мою их шампунем. А с чего это ты смотрел раньше на мои волосы? – заинтересованно протянул Киба. Несколько смутившись от того, что ненароком вырвавшиеся слова чуть не раскрыли его, кукольник отмазался тем, что всегда обращает внимание на волосы любого, кого встретит на своём пути.
- А, тогда понятно, - протянул Инудзука, но на мгновение Канкуро показалось, что в голосе собачника мелькнуло разочарование.
- Так каким именно шампунем ты моешь голову? Покажи мне его. Возможно, в его состав входят элементы, противопоказанные твоему типу волос, - решил просветить друга кукольник.
- Ну, пошли со мной, покажу, - сказал Киба и вышел из комнаты. Следуя за ним, вскоре Канкуро очутился в сарае, на полках которого располагались ошейники, поводки, различные травки и лекарства для собак. Подойдя к одной из полок, Инудзука достал с неё объёмный флакончик и протянул его песчанику.
- ЧТО? ТЫ МОЕШЬ ГОЛОВУ ШАМПУНЕМ ДЛЯ СОБАК? – так громко закричал кукольник, что собаки, начавшие уже было засыпать, снова проснулись и громким лаем огласили всю округу.
- Что ты орёшь как оглашенный? Да, я мою голову шампунем для собак. И что здесь такого страшного? – воинственно уперев руки в боки, воззрился на Канкуро собачник.
- Да ты знаешь, что туда добавляют? Да ты… да я … для человеческих волос он категорически не подходит, - еле сумел подобрать подходящие слова кукольник.
- Всё сказал? Уж извини, пожалуйста, но я получаю не такую большую зарплату, чтобы иметь возможность покупать отдельные шампуни для себя и Акамару, - обиженно просопел Киба.
- Прости, я не хотел тебя обидеть, - расстроился Канкуро, в растерянности отвернувшись от Инудзуки и пробегаясь глазами по близлежащим полкам. Внезапно его глаза сверкнули, остановившись на предмете, который лежал всего в метре от его руки.
- Ну, раз уж ты моешь голову собачьим шампунем, то и расчесывать тебя мы будем собачьим гребнем, - широко улыбнулся он, доставая с полки деревянный гребень с прочными зубцами и обернувшись к Кибе.
- О, Ками-сама, только этого ещё не хватало. И зачем я только повёлся на этот тупой развод с улучшением причёски? – тяжко вздохнул собачник, однако от Канкуро не ускользнула озорная улыбка, мелькнувшая на мгновение на лице Инудзуки.
- Пошли уже, только держись рядом со мной, а то собакам не очень понравились твои вопли, - хитро прищурившись, сказал он. Схватив кукольника за руку, Киба потянул его в сторону своей комнаты, где им ещё предстояло провести пару часов в увлекательных попытках привести голову собачника в должный вид…

Сидя на ветке излюбленного дерева, Ли задумчиво наблюдал за закатом солнца и тихо шептал слова стихотворения, которое каким-то неведомым образом оказалось лежащим у него в комнате:
«Зачем же посетил он нас,
Придя с семьёю на учения?
Ведь я тогда познал экстаз.
Души неопытной волнение
Смирив со временем, как знать,
Ему я смог бы стать и другом…
А он бы чьим-то стал супругом -
И мне б любовь пришлось скрывать.»
Тяжело вздохнув и очередной раз подумав о том, что его любви, скорее всего, так и предстоит остаться безответной, чуунин решил, что пора бы уже возвращаться домой. Некрасиво оставлять гостя самого. Да только кто бы знал, как тяжело ему было находиться рядом с Гаарой и не сметь прикоснуться, сказать ласковое слово или просто крепко обнять. Вряд ли песчаник оценил бы такой порыв со стороны «зелёного зверя».
- И как долго ты собираешься там сидеть? – донёсся до расположившегося на ветке дерева Ли голос Казекаге.
Вздрогнув от звука раздавшегося снизу такого близкого и родного голоса, чуунин не нашелся с ответом. Тогда Гаара одним прыжком поднялся на ту самую ветку дерева и присел рядом с Роком.
- Надеюсь, это не из-за сегодняшнего инцидента ты сидишь здесь в темноте и не возвращаешься домой? – поинтересовался песчаник, сразу же напомнив Ли, как ужасно он себя чувствовал, очнувшись после сегодняшнего обморока в собственной комнате с холодным компрессом на голове.
- Да нет, не из-за этого, - немного покраснев, ответил он.
- Ну и отлично. А то я начал переживать. Всё-таки это мой брат довел тебя до такого состояния, - последние слова Гаара выговорил с некоторым сомнением в голосе.
- Да что ты говоришь. Канкуро здесь вовсе ни при чём. Просто я не ожидал, что буду выглядеть так… так… - замялся Ли, не сумев подобрать подходящего слова для описания своей внешности после стрижки и коррекции бровей.
- Привлекательно, волнующе и притягательно? – попытался подсказать ему Казекаге.
- П-п-привл-л-екательно? – ошарашено заикаясь переспросил брюнет.
- Ну да, именно так, - пристально уставились в глаза Ли два зелёных, едва различимых в сгущающихся сумерках, глаза.
- А. Это… спасибо, что донёс меня сегодня до дома, - пытаясь свернуть со скользкой темы и увести разговор в иное русло, ответил чуунин.
- Да не за что. Можно подумать, я тебя на собственном горбу тащил. Это был песок… всего лишь песок, - тихим голосом проговорил Гаара. Он ненадолго замолчал, чтобы спустя пару мгновений задать Ли неожиданный вопрос. – Скажи, ты когда-нибудь сможешь простить мне то, что я чуть не убил тебя во время нашего первого боя?
Брюнет, опешивший от столь внезапного вопроса, на секунду растерялся. Внимательным взглядом окинув профиль замершего в ожидании песчаника, он перевёл взгляд на ветку, на которой они оба сидели так близко друг к другу и, решившись, снова повернулся в сторону Гаары.
- Я уже давно тебя простил. Когда закончилась операция на ноге и я выжил, боль и отчаяние покинули меня. А когда я узнал историю твоей жизни, то даже возненавидел тех, кто так её исковеркал, - мучение, боль и тихая грусть, прозвучавшие в голосе чуунина, о многом сказали внимательно слушавшему его Казекаге.
- Ты что, влюбился в меня? – спросил он, резким движением руки схватив Ли за подбородок и развернул его лицом к себе. Увидев горящие изумрудные глаза в десяти сантиметрах от своего лица, «зелёный зверь» нервно дёрнулся, попытавшись вырваться. От резкого движения он не удержался на ветке и плашмя рухнул на землю с пятиметровой высоты.
- Ты как? Не убился? Руки-ноги целы? – мягко спросил у лежащего на спине чуунина Гаара, аккуратно приземлившись рядом. – Прости, я не сумел вовремя среагировать и создать песчаную подушку. Ли зачарованно прислушивался к голосу Казекаге, в котором вместо ожидаемого раздражения и пренебрежения звучали нотки заботы и переживания.
«Зачем он это делает? Разве не понимает, что от его сочувствия мне только хуже? Неужели не видит, что мне нужно от него вовсе не это?» - роились в голове чуунина грустные мысли. Отрицательно мотнув головой в знак того, что ничего из жизненно важных органов не повредил, он медленно присел на траве, сделав вид, что не заметил протянутую в его сторону руку песчаника.
- Ты так и не ответил на мой вопрос, - решил идти до конца Гаара, став на колени около брюнета. Попытавшись отползти от мучителя подальше, чтобы не видеть в столь опасной близости от собственного лица эти горящие глаза, Ли уперся спиной в ствол дерева, с которого упал всего минуту назад. А спустя ещё мгновение он ощутил в своих волосах прохладную ладонь, нежно ощупывающую голову чуунина в поисках возможных ушибов.
- ДА, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! – зажмурившись, закричал Рок, не в силах и дальше выдерживать эту мучительную пытку прикосновением.
«Ну, вот и всё. Сейчас он точно закончит то, что начал тогда. Зато я умру от его руки» - подумал Ли, всё ещё не решаясь открыть глаза. «Эй, Почему ты медлишь? Заканчивай уже скорее, я не могу так долго ждать».
Всё ещё ожидая смертельного удара, но так и не дождавшись его, Ли нерешительно приоткрыл правый глаз и увидел прямо около своего лица улыбающееся лицо песчаника. Ещё не до конца соображая, что происходит, он ощутил на своих губах сначала робкий, но постепенно набирающий обороты поцелуй Гаары. Почувствовав, как язычок парня нежно облизывает сначала верхнюю, а затем и нижнюю губу, чтобы затем скользнуть между ними в жаждущую полость рта, Рок не смог удержаться от судорожного вздоха и со всей страстью ответил на пламенный поцелуй Казекаге.
- Ну что, надеюсь, я тоже ответил тебе на твой незаданный вопрос? – поинтересовался Гаара у Ли, снова протягивая ему руку. В этот раз парень с радостью ухватился за предложенную ему конечность и встал на ноги, освещая своей улыбкой погрузившийся во мрак подлесок.
- Пошли домой, - сказал он, счастливый от того факта, что любимый человек идёт рядом с ним. Гаара приобнял парня за талию, после чего Ли последовал примеру песчаника. Вот так, обнявшись и счастливо улыбаясь, парни отправились к стоящему на окраине Конохи домику чуунина…

Ещё не до конца разлепив глаза, Цунаде смотрела на возникшего с самого утра на пороге кабинета Джирайю.
- Чего надо? – недружелюбно протянула она ещё охрипшим ото сна голосом.
- Всё, что мне нужно, записано на этом свитке, - широко улыбаясь, протянул Хокаге исписанный Канкуро рулон бумаги саннин, прежде чем предусмотрительно отойти в сторону. Тупо уставившись на свиток, женщина покрутила его и медленно развязала тесёмку, которой тот был связан.
- Что это? – всё ещё не до конца соображая, спросила она, повернувшись к Джирайе.
- Это список подручных материалов, необходимых «моим девочкам» для вхождения в образ, - честно ответил тот на поставленный вопрос.
Цунаде нервно вскочила из-за стола и плеснула себе в лицо немного воды из стоявшего на подоконнике кувшина. После этого она снова вернулась на своё место и раскрыла свиток. По мере прочтения, её лицо всё больше вытягивалось в удивлении, а губы сжимались в плотную линию.
- Хрен ты всё это получишь! – заявила она Джирайе, стоявшему в паре метров от неё.
- А если хорошенько подумать? – спросил саннин, достав из внушительного на вид рюкзака две бутылки саке и водрузив их на стол перед Цунаде.
- Ну-у-у-у, я конечно могла бы призадуматься, - протянула Хокаге, в то время как к парочке на столе присоединились ещё две бутылки.
- Подумай хорошенько. Я обещаю, что ты не пожалеешь об этом. Парни подошли к вопросу со всей серьёзностью, поэтому зрелище обещает быть феерическим, - медленно вещал Джирайя, в то время как его руки продолжали извлекать из рюкзака и ставить на стол всё новые бутылки. К окончанию фразы на столе, касаясь друг друга матовыми боками, стояло ровно десять бутылочек с алкоголем.
- Да, ты меня почти убедил. Только я никак не могу понять, зачем тебе нужны накладные брови? Ну, допустим, парики явно могут пригодиться, накладные груди так просто необходимы, но это? – недоумевающее протянула Хокаге.
- Ну, насчёт бровей сразу могу сказать, что это нужно не для праздника, а скорее, для маскировки до его начала, - ухмыльнулся Джирайя.
- Что ты имеешь в виду? – спросила Цунаде.
- А то, что вчера Року Ли выщипали брови, так что теперь, чтобы никто ни о чём не догадался, нужно маскировать эти изменения, - улыбаясь всё шире, поведал историю перевоплощения Толстобровика саннин.
- Что? Ли с выщипанными бровями? Я даже представить себе этого не могу. Тем более с этой его ужасной причёской, - вскочила из-за стола Цунаде.
- Насчёт причёски не волнуйся. Канкуро так подстриг его, что он стал просто красавчиком, - подмигнул правым глазом Джирайя.
- А что, Канкуро умеет стричь… стоп. А почему я не в курсе, что Канкуро в Конохе. Итак, чего я ещё не знаю? – преодолев расстояние, отделяющее её от бывшего напарника, Цунаде, как в старые добрые времена, схватила его за шкирку и принялась трусить изо всех сил. От тряски голова саннина болталась из стороны в сторону.
- Да что ты творишь? Совсем не изменилась. Такая же, как сорок лет назад, - буркнул тот себе под нос, за что чуть не получил кулаком промеж глаз.
- Да, Канкуро и Гаара в Конохе. У них здесь дела личного характера, поэтому они не стали наносить официального визита, а прибыли в деревню в частном порядке. А насчёт стрижки – Канкуро получил диплом, пройдя обучение у какого-то то ли Зверкуса, то ли Зверикуса, - ответил он на заданный вопрос.
- Какого ещё к лешему личного характера… подожди. Что ты сказал? Он обучался у маэстро Серджо Звериуса? Почему ты мне раньше об этом не сказал? – снова накинулась на ни в чём не повинного саннина Хокаге.
- Наверное, потому, что сам узнал об этом только вчера, - снова буркнул себе под нос тот.
- Да, интересное кино получается, - улыбнувшись чему-то своему, заявила Цунаде. – Надеюсь, Канкуро окажется на высоте. Дело в том, что через четыре дня маэстро приезжает в Коноху и будет делать причёски на праздник всем нашим коноичи…

@настроение: Супер!

@темы: Женский день!, НарутоФанфики, Не мои!, СаскеНаруто

URL
   

My Diary!

главная