porog
Всегда идти вперед, чтобы ни случилось!
Название: Женский день.
Автор: Yasia.
Бета: murka.
Пейринг: Саске/Наруто.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Романс, юмор, местами стёб.
Статус: Закончен. 5 глав + эпилог.
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат Кишимото Масаши.
Размещение: Только с разрешения автора. (Разрешение на размещение взято!)
Саммари: Коноичи решили устроить на 8 Марта девичник, но это, похоже, совсем не устраивает шиноби. Что предпримет Наруто & компания, чтобы не пролететь мимо кассы?
Предупреждение: Небольшой ООС, появление ОМП.
От автора: Этот фик – подарок для Nю и всех яойщиц этого сайта.


Глава 4.
- Ну что, девчонки, проходите, располагайтесь, - встречал Канкуро прибывающих шиноби на пороге квартиры Джирайи.
Когда все до единого парни явились на место сбора, кукольник объявил собрание открытым и предложил каждому представиться его новым именем. Кроме уже известных Ши, Чо, Сайонары, Шивы, Надежды, Кики, Сандры и Эсмеральды общество «коноичи деревни Скрытого Куста» пополнилось ещё Гаваной и Лилу.
Причём, увидев «последнюю», парни в комнате восхищённо уставились на тонкие брови и оригинальную причёску «зелёного зверя». Эти взгляды были столь явными, что Гаара непроизвольно притянул теперь уже своего парня поближе к себе и натянул ему на голову вязаную шапку (в которой тот добирался до дома извратника) чем вызвал понятливое перемигивание и шушуканье среди парней, а также многозначительную улыбку со стороны старшего брата.
- Ну, ладно, повеселились и хватит. Я уже прикинул, какой образ подойдёт каждому из вас, а теперь хотел бы согласовать это с тем, который каждый из вас придумал для себя сам. Но предупреждаю сразу, никаких супер-пупер наворотов я изображать не буду. Все изыски компенсируете себе одеждой, - закончил свою речь Канкуро, после чего внимательным взглядом обвёл сидящих перед собой парней.
- Ну, я хотел бы, чтобы у меня была коса до попы, - сразу же встрял со своим предложением Киба.
- Хорошо, Кики, как только прибудет посылка от Хокаге, обеспечим тебе косу, - ухмыльнулся кукольник.
- Ну, а мне бы пару хвостиков, и желательно каштанового цвета, - мечтательно закатил глаза Чоджи.
- Ладно, Чо. Пожалуй, это я тоже смогу обеспечить, - задумчиво почесав голову, ответил Акимичи песчаник.
- А я хочу себе пару крашеных прядок, - кавайно уставившись на кукольника, высказался Узумаки. – Розового цвета.
- НЕТ! ТОЛЬКО НЕ РОЗОВОГО! – истошный вопль Саске заставил всех шиноби, находящихся в комнате, поскорее заткнуть себе уши, чтобы не оглохнуть в ближайшие пару секунд.
- Э-э-э-э-э-э, знаешь, Эсмеральда, пожалуй, в этом вопросе я полностью солидарен с Саске. Тебе не пойдут крашеные пряди, а розовый цвет будет негармонично сочетаться с цветом твоего лица, - поддержал Шаринганистого гения Канкуро. В ответ на это Узумаки обиженно засопел и отвернулся от обидчиков.
Напряженное молчание, повисшее в комнате, разрядил стук в дверь. Уже второй раз за эту неделю порог квартиры извратника пересекли Изумо и Котетсу, неся в руках огромный ящик, который поставили в центре комнаты. Удивлённо воззрившись на собравшуюся компанию, но, не решившись спросить о цели их сбора, джонины развернулись на 180 градусов и покинули квартиру столь же быстро, как и вошли в неё. Правда, за порогом они ненадолго остановились, чтобы переглянуться и, многозначительно пожав плечами, покрутить пальцами у виска.
- Ну вот, теперь мы точно не ударим в грязь лицом, - широко улыбнулся Канкуро, уже предчувствуя, как широко он сможет развернуть свою деятельность со всеми необходимыми подручными материалами. – Кто следующий?
- Эх, создавать имидж – это так проблематично. Можно, я оставлю свой хвост и не буду париться? – лениво протянул Шикамару.
- Э нет, дорогая Ши. Ты должен быть неузнаваем. Так что за твой образ я возьмусь лично со всей серьёзностью, - многозначительно хмыкнул кукольник.
- Ну, надеюсь, что меня твой полёт фантазии не обойдёт стороной, дорогой братец?
- А как же иначе, милая Гавана. Для вас с Лилу я уже придумал сногсшибательные причёски, так что даже не думайте отвлекаться на такую ерунду, как подбор образа, - хитро подмигнул в ответ Канкуро и взял со стола стакан с минеральной водой «Коноха очищенная».
- А я всю жизнь мечтал быть блондинкой, - кривовато улыбнулся Сай. Кукольник, чуть не захлебнувшийся при этих словах, в неверии уставился на парня.
- Ну, знаешь, Сайонара, ты меня в могилу сведёшь такими заявлениями. Да ты и так на моль бледную смахиваешь, а с белыми волосами тебя только на кладбище ночью выпускать – вандалов распугивать. Для того, чтобы стать блондинкой, тебе как минимум месяц нужно прожить в солярии, - завершил нелицеприятную для художника речь Канкуро.
Увидев, что парень очень расстроен таким поворотом сюжета, но, по-видимому, не хочет воспринимать неаргументированный отказ, песчаник отодрал крышку от принесённого ящика и, порывшись в нём немного, извлёк на свет божий симпатичный парик белого цвета. Аккуратно одев искусственные волосы на голову Cая, он подвёл того к зеркалу и заставил полюбоваться на получившийся результат. С тяжким вздохом художник признал, что был неправ, и готов согласиться с любым образом, который придумает для него Канкуро.
После столь наглядной демонстрации профессионализма песчаника в подборе имиджа, ещё не высказавшиеся Неджи, Шино и Саске наперебой принялись уверять кукольника в том, что их устроит любой образ, подобранный джонином.
- Ну, что же. Тогда прошу занять место первого клиента, - приглашающим жестом махнул Канкуро в сторону стоящего у окна кресла…

- О, приветик, Хината. Ты сегодня решила к нам присоединиться? Тебе же вроде не обязательно сюда приходить, – удивлённо встретила подругу на пороге своей квартиры Сакура.
- Ну, я… это, - как обычно, замялась Хината.
- Да не нервничай ты так. Садись и успокойся, а потом расскажешь всё, что хотела, - успокаивающим жестом взяла Хьюгу за руку розоволосая девушка. Но Хината, похоже, уже успела успокоиться и собраться с мыслями.
- Мне скучно сидеть дома самой. Я уже наметила, где будут располагаться украшения и заказала ящик воздушных шариков, так что с основной частью своего задания я уже справилась, - мило улыбнулась коноичи подруге.
- Но тебя всё же что-то волнует? – не отводя взгляда от лица брюнетки, уточнила Сакура.
- Ну, знаешь, Неджи нии-сан как-то странно ведёт себя в последнее время. Обычно он тренируется с часу до пяти во дворе дома, но вот уже два дня я не вижу его, начиная с полудня, - тихо вздохнула Хината.
- И ты переживаешь из-за подобной ерунды? Да он, скорее всего, готовит тебе подарок к празднику, вот и бегает весь день по магазинам. Парни, они же бестолковые, ничего приличного сделать не могут заранее, всё в последнюю неделю решают, - ободряюще улыбнулась подруге Сакура.
Немного успокоенная, Хината поудобнее устроилась в кресле, чтобы продолжить беседу. В это время раздался настойчивый стук в дверь, а буквально полминуты спустя в комнату ворвались запыхавшиеся Темари, Тен-Тен и Ино.
- Приветик, Хина! Рада, что ты пришла, - поздоровалась Темари. Две другие коноичи молча подняли руки в приветственном жесте.
- Ой, девчонки, вы даже себе представить не сможете, что мы только что видели, - от души веселилась Ино.
- И что же это было? – удивлённо спросила Сакура, которая, впрочем, уже давно не удивлялась таланту Ино всегда оказываться в центре событий и узнавать очередные сплетни буквально из первых рук.
- О, это было нечто! – воскликнула блондинка, после чего зашлась в приступе гомерического хохота. Многозначительно приподняв брови, Сакура молчаливо уставилась на Темари и Тен-Тен в поисках объяснения.
- Да ничего особенного. Просто по дороге сюда мы встретили Рока Ли, - потупившись, ответила Тен-Тен.
- И что, он снова вещал вам о силе юности? Или предлагал подарить зелёный комбинезон? – наугад предположила Сакура.
- Да нет, он даже не разговаривал с нами, просто пробежал мимо, - констатировала факт Темари.
- Девчонки, вы меня уже совсем запутали. Так что такого было в пробежавшем мимо вас Ли, что Ино до сих пор валяется на моём ковре, держась руками за живот и хохоча, словно её щекочут за пятки? – в полнейшем недоумении уставилась на подруг Сакура.
- Ну, он был очень странно одет. На голове у него была какая-то идиотская вязаная шапочка коричневого цвета. А бандану с символом деревни он повязал так, что она полностью скрывала его брови. Не знаю, кто открыл ему глаза на то, что его имидж не соответствует идеалам моды, но столь странный способ замаскировать свою причёску и брови меня несколько удивил, - не смогла удержаться, чтобы тихонечко не хихикнуть в кулак Темари.
- Да что вы вечно с него смеётесь. Если его нормально подстричь, то он будет очень даже прилично выглядеть, - встала на защиту напарника Тен-Тен.
- Ну, не буду с тобой спорить. Только боюсь, что пока перед своими глазами Ли будет видеть пример Гай-сенсея, он не отважится что-либо в себе кардинально изменить, - поддержала подругу Сакура, грустно улыбнувшись.
- Чтобы захотеть измениться - нужно влюбиться, - раздался с кресла тихий голосок Хинаты. Сакура, Темари и Тен-Тен удивлённо уставились на девушку, но та не стала развивать свою мысль дальше, а только покраснела сверх всякой меры и потупила глаза. И только Ино, все же отошедшая, наконец, от приступа хохота, не обратила на слова Хьюги ни малейшего внимания.
- Ну что, составляем список гостей? Диктуйте свои предложения, – решительно придвинув к себе свиток и вооружившись ручкой, заявила она…

- Эх, кто бы мог подумать, что Канкуро окажется таким дотошным и вредным паразитом, - бурчал себе под нос Узумаки, еле находя в себе силы передвигать ноги в сторону душа после всех издевательств, которым подверг их сегодня кукольник. А издевательств было прилично.
Пока очередной «клиент» присаживался на кресло для подбора подходящего образа, остальные шиноби были вынуждены танцевать друг с другом, чтобы, как выразился этот изверг, развить в себе чувство прекрасного, а также гибкость и плавность движений. Провальсировав по комнате вместе с Гаарой пару кругов, Канкуро счёл на этом обучение оконченным и заявил, что с этого момента и начинается их тренировка.
Да, как оказалось, танцы – это то ещё развлечение. Ну, когда при очередной рокировке ему выпадало танцевать с Саске, это было даже приятно. Можно было позволить себе поближе прижаться к широкой груди, покрепче обнять партнёра за мужественные плечи. Но вот с остальными танцы как-то не заладились.
Сначала Чожди чуть не сделал его инвалидом, наступив на левую ногу своей ногой сорок третьего размера. Затем Киба, словно в него вселилась сотня диких демонов, дёргал Узумаки по время исполнения Самбы так, что бедняжка едва не лишился своих рук. Что уж говорить о Шикамару, который едва не заснул во время Вальса на руках блондина.
А едва лишь раздались звуки зажигательного Танго, партнёром Наруто оказался Неджи. Такого взгляда, каким на протяжении всего танца Саске сверлил их пару, блондин не видел уже давно, после чего все в комнате обратили внимание на алеющий в глазах Учихи Шаринган. В итоге Сай, которому по жребию выпадало танцевать с Наруто следующий танец – Румбу, оценив всю ситуацию со стороны, подтолкнул Узумаки в объятия Саске, а сам закружился в ритме танца с Шино.
И только по какому-то странному и загадочному стечению обстоятельств, а также ненавязчиво витающим в воздухе песчинкам, Гааре и Ли каждый раз выпадало танцевать вместе.
Стянув с себя насквозь пропитанную потом футболку и ненамного отличающиеся от неё шорты, Наруто бросил одежду в ящик для грязного белья, а сам шагнул под обжигающе холодные струи воды.
Заметно освежившись, парень насухо вытерся полотенцем, а затем, многозначительно хмыкнув, натянул на голое тело уже довольно помятый кружевной передник. Накинув поверх этого великолепия синий махровый халат, висевший в ванной, Узумаки отправился на кухню строгать этот осточертевший помидорный салат, который уже стоял у него как кость в горле.
Нарезая салат, мыслями парень снова вернулся в сегодняшний день. Не удовлетворившись полученным результатом, кукольник через пару часов объявил, что во время танца парням предстоит также поддерживать милую беседу друг с другом, не забывая при этом, что они девушки. Что началось… да по сравнению с этим Содом и Гоморра были просто детскими сказками. Жуткий гвалт в мгновение ока наполнил комнату, раздражая нервные окончания. А толкотня и неразбериха начались сразу же после того как шиноби, рассеивая внимание, начали придумывать умные фразы, при этом пытаясь не забыть нового имени «собеседницы».
В общем, он чувствовал себя просто счастливчиком, что его, видно, сжалившись над несчастным, кукольник отпустил сегодня домой одним из первых. А вот Саске ещё оставался на квартире у Джирайи, где над его образом со всей мощью своего воображения работал Канкуро.
- И долго ещё мне его ждать? – недовольно пробурчал Наруто, бросая косые взгляды на часы, висящие в кухне. Судя по стрелкам, время приближалось к восьми вечера. Блондин начинал уже не на шутку беспокоиться об отсутствии своей второй половинки. В это время в двери раздался звук проворачиваемого ключа, а негромкий щелчок возвестил о том, что замок был открыт.
- Я в душ! – раздался с порога до боли знакомый голос любимого.
Подавив в себе желание броситься сломя голову навстречу вошедшему, Наруто остался сидеть на табурете около кухонного стола. Именно там и застал его Саске, выйдя из душа спустя пятнадцать минут. Чувствуя себя значительно бодрее, чем ещё несколько минут назад, Учиха поинтересовался, что будущий Хокаге приготовил ему на ужин.
- Два блюда на выбор, - хитро улыбнулся Узумаки, чем сразу же зародил в душе Саске какое-то смутное подозрение.
Правой рукой указав на миску с помидорным салатом, одновременно Наруто успел дёрнуть левой рукой за поясок халата. После этого блондину оставалось только сбросить согревавший его до прихода Учихи предмет одежды резким движением руки. Оставшись стоять посреди кухни в одном лишь кружевном передничке, который ничегошеньки не скрывал, Узумаки хищно улыбнулся.
- Так какое из блюд ты выберешь? – пристально глядя в глаза любимому, спросил он.
Исторгнув из груди нечто среднее между рычанием и всхлипом, Учиха молниеносным движением приблизился к блондину и, перекинув его через плечо, решительным шагом направился в сторону спальни…
Очередной раз переворачиваясь с боку на бок на ещё немного влажных, хранящих следы их недавних игрищ простынях, Саске никак не мог заснуть. Негромкое бурчание, раздавшееся из живота гения натолкнуло его на идею вынужденной бессонницы. Осторожно, стараясь не разбудить уютно уткнувшегося ему в подмышку Наруто, Саске встал с постели и, как был, голышом направился на кухню, шлёпая по полу босыми ногами.
Присев на табурет около миски с давно уже стёкшим салатом, гений прямо рукой зачерпнул из посуды приличную горсть помидоров и отправил их в рот. Глаза его блаженно зажмурились. Вот теперь Саске действительно был счастлив…

С большим трудом сумев оторвать от стола голову, внутри которой словно стучала одновременно сотня обдолбаных дятлов, Хокаге с трудом добрела до подоконника, на котором стоял кувшин с водой. Плеснув немного влаги на лицо и вытершись рукавом платья, Цунаде вернулась к столу и плюхнулась на стул, поскольку с утра ноги отказывались не то, что держать на себе всё тело, а даже просто стоять на одном месте.
Окинув рассеяным взглядом комнату, правительница перевела свой взор на кипы бумаг, громоздившиеся на столе и миниатюрный свиток, лежавший на расстоянии вытянутой руки от неё.
- Стоп. Вчера его здесь точно не было, - прокомментировала сама себе появление нового атрибута Цунаде. Внимательно осмотрев бумагу со всех сторон в поисках возможной ловушки, но не обнаружив её, Хокаге протянула руку вперёд и её подрагивающие пальцы обхватили шероховатую поверхность послания.
Решительно схватив свиток и развязав опоясывающие его верёвочки, правительница пристально разглядывала выведенные каллиграфическим почерком иероглифы:
«Скажи, Цунаде, ведь недаром
На нас ты дышишь перегаром
Частенько по утрам…
Ужель в деревне всё так плохо
И нервы треплет так Коноха,
Что так нужны сто грамм?»
В бешенстве скомкав и швырнув на стол произведение неизвестного поэта и с такой силой стукнув кулаком по столу, что он всё-таки не выдержал и треснул, Хокаге вызвала к себе Изумо и Котетсу. Уже привыкшие к оригинальным распоряжениям начальства, джонины всё же весьма удивились новому заданию.
- И как мы будем искать этого поэта? – уже пятый раз подряд вопрошал неведомо у кого Изумо, в то время как Котетсу усердно разглядывал муху на потолке.
- Да мне плевать, как! Я хочу, чтобы на 8 Марта вы подарили мне яйца этого борзописца, наколотые на палочки для еды! – громыхала Хокаге.
- А с чего вы взяли, что это парень? – задал Котетсу вопрос, заставивший Цунаде застыть в ступоре минут на пять. Не зная, на чём базируется её уверенность в том, что автором этого непотребства является именно шиноби, глава деревни в три шеи погнала джонинов прочь из кабинета.
- И чтоб без этого бумагомараки не возвращались! – ещё раз рявкнула она вдогонку, громко хлопнув дверью.
- Эх, так никаких нервов не хватит на эту деревню, - тяжко вздохнула она, прежде чем отхлебнуть первый за сегодняшнее утро глоточек саке из заветной бутылочки...

Следующие дни всех без исключения парней пролетели в усиленных занятиях и тренировках. После обучения танцам пришла очередь разнообразных вещей, которые помогли бы идеально вписаться в женский коллектив. Различные премудрости, среди которых были приличное поведение за столом, стрельба глазами, виляющая походка, жеманство и кокетство, были изучены со всевозможной тщательностью и основательностью.
От попыток ходить в обуви на каблуках благополучно отказались на второй день занятий. Это произошло после того как Киба, рискнувший обуть на свои ноги это изобретение дьявола и пройтись в нём по комнате, совершил живописный кульбит с приземлением пятой точкой на журнальный столик, оставив на месте последнего живописную кучку дров. Нужно ли уточнять, что выражения, непроизвольно вырвавшиеся в тот момент из его рта совсем не соответствовали изящной манере речи, присущей коноичи.
- Фи, Кики, как ты можешь так выражаться? Ты же леди, – жеманно сморщив носик, пропищал Узумаки.
- Ой, Эсмеральда, только не говори мне, что Сакура никогда не позволяет себе выражаться, - перешел в контратаку Киба, заставив блондина ненадолго призадуматься.
- Ты знаешь, ни разу не слышал, чтобы она материлась. Вот по голове стукнуть может, но хуже, чем идиотом, ещё ни разу не называла, - задумчиво почесав голову, протянул Наруто.
- Так, девчонки, хватит лясы точить, возвращаемся к тренировкам, - прервал отвлёкшихся от основного занятия шиноби строгий голос Канкуро.
И снова полетели часы измывательств и пыток, как называл про себя попытки перевоплощения в девчонок Наруто. Чтобы парни тренировались усерднее, кукольник ввёл поощрительную систему, по которой двое или трое особо отличившихся на занятиях шиноби могли уйти на час раньше остальных.
И, если в культуре речи и манерах поведения за столом уверенно лидировали Саске и Неджи, то в искусстве кокетства, жеманства, соблазнения и прицельной стрельбы глазками просто не было равных Наруто и не сильно отстающим от него, к огромному удивлению остальных шиноби, Саю и Шино.
- Наруто, кто тебя учил так развратно вилять бёдрами! – возмущённо орал Саске, которого просто выводили из себя столь наглядно демонстрируемые всей группе ужимки Узумаки.
- Во-первых, не Наруто, а Эсмеральда, а во-вторых, это врождённое. Я была рождена на свет, чтобы покорять мужские сердца, - жеманно закатив глазки, прочирикал Узумаки, за что сразу же схлопотал от благоверного увесистый подзатыльник.
Обиженно надув губки и отвернувшись к стене, целых полчаса блондин применял к Саске «игнор но дзюцу», но на дольше его не хватило. Сменив гнев на милость, он обхватил талию Учихи рукой и опустил ему голову на плечо. При этом на его лице появилась та пленительная улыбка, которой Шаринганистый гений просто не мог сопротивляться. Хотя… он даже и не собирался этого делать. Притянув к себе своё любимое недоразумение, он нежно накрыл губы блондина своими, после чего оба выпали из реальности на пару минут, сплетаясь языками в неистовом танце страсти, даря друг другу радость обладания и подчинения одновременно.
- Кхе-кхе. Мы вам, случайно, не мешаем? – раздалось многозначительное покашливание над ухом увлечённых парней.
Еле сумев разлепить веки, прикрытые в блаженной истоме, шиноби обнаружили стоящего в шаге от себя Неджи, с интересом наблюдающего за ними. Наруто смущённо покраснел, а Саске смерил Хьюгу столь многозначительным взглядом, что, если бы тот был немного понятливее, то повесился бы сам. Но, поскольку Бьякуганистый гений не обладал способностью читать мысли, парням пришлось вернуться в реальность и продолжить занятия.
Зато, благодаря поощрительной системе и отличным показателям в большинстве изучаемых предметов, парочке Саске-Наруто удавалось почти каждый день свалить домой пораньше. После наспех съедаемого ужина Узумаки уже по привычке облачался в ставшие привычными передник и чепчик, в связи с чем вечер плавно (а чаще очень даже стремительно) перетекал в спальню.
Громкие стоны и томные вздохи, сопровождавшие смену положения парней с вертикального на горизонтальное, уже давно не удивляли соседей, которые с пониманием стали относиться к чувствам этой парочки после того, как очередная попытка выразить бурный протест стуком в дверь закончилась возникновением на пороге Учихи, завёрнутого в простыню, с ярко алеющим в вечерних сумерках Шаринганом.
И вот, под вечер последнего дня занятий наступило время продемонстрировать свои достижения. Чоджи удивил всех, исполнив танец живота. Гаара и Ли завели публику, страстно исполнив у всех на глазах знойное Танго. Киба, Неджи, Шикамару и Саске порадовали всех зажигательным Сертаки, причём огонь готов был вспыхнуть очень даже буквально, поскольку гении Шарингана и Бьякугана, расположившиеся в кругу друг напротив друга, буквально прожигали один другого пылающими взглядами.
Сай и Наруто повергли всех в ступор, мило хлопая накладными ресницами, которые всё же выпросили у кукольника. А жуковод просто сразил всех парней наповал, лёгкой походкой продефилировав мимо них по комнате в специально подобранном для него Канкуро костюме, одновременно полностью скрывающем фигуру, но оставляющем лёгкую недосказанность и большой размах для полёта фантазии.
- Ну, что я могу вам сказать? Я доволен. Вы выложились по полной, так что я просто уверен, что на празднике вы покажите себя во всей красе. Завтрашний день объявляю свободным от тренировок, а вот с утра восьмого числа буду ждать вас здесь. В общем, все, кто не задействован в подгонке костюмов, могут быть свободны, - завершил наставительную речь Канкуро, после чего большинство парней, попрощавшись, покинули квартиру Джирайи…

Расположившаяся в задней комнате тройка шиноби уже больше часа ломала голову над вопросом. мучающим каждого из них почти неделю.
- Нет, ну мы уже четвёртый день наблюдаем за ней издалека, а до сих пор так и не поняли, какая муха её укусила, - с тяжким вздохом выдавил из себя Канкуро.
- Ну, должна же быть хоть какая-то причина. Не могла она сорваться с места просто так, - с печалью в голосе сказал Гаара.
- Может быть, у неё критические дни? – предположил Шикамару, после чего в его сторону с негодованием уставилось две пары глаз.
- Мы уже перебрали сотню различных вариантов и все их отбросили из-за несостоятельности. Даже ты со своими гениальными мозгами не смог придумать ни одной более-менее приемлимой версии такого поведения, - проронил кукольник, обращаясь к гению клана Нара. Тот лишь тихо вздохнул в ответ.
- Эй, парни, чего домой не идёте? Послезавтра праздник, а там будем выкладываться по-полной. Но для этого нужно хорошенько отдохнуть, - возник на пороге комнаты Сай, который уже заканчивал наносить на праздничные наряды орнамент и украшать их рисунками.
- Вот тебя спросить забыли, - угрюмо зыркнув на художника, буркнул себе под нос Казекаге.
- Ну, я думал, может, смогу чем-нибудь помочь? – ни капли не обидевшись, спросил Сай, пристальным взглядом окинув Канкуро и Шикамару, по лицам которых было заметно, как сильно они устали.
Сначала оба непонимающе уставились на бледнокожего брюнета. Кукольника, уже собравшегося было отрицательно покачать головой, внезапно будто подтолкнуло что-то изнутри. Короткими скупыми фразами он изложил суть проблемы с побегом Темари и выжидающе уставился на Сая.
- И всего-то? – расплылся в улыбке мастер оживлять рисованных зверей. Три пары округлившихся от удивления глаз прикипели к лицу художника.
- Ты знаешь, из-за чего Тем удрала из Суны? – ошалело переспросил Канкуро.
- Конечно, знаю, - любуясь столь впечатляющей реакцией на свои слова, заявил художник.
- Ну, тогда, может быть, ты и нас просветишь по этому вопросу? – изящно приподняв нарисованную Канкуро всего час назад бровь, спросил Гаара.
- Вам это может не понравиться, но это не мои слова, а её. Так что, чур, никаких нитей чакры и песчаных гробниц, - заранее решил перестраховаться Сай.
- Да ладно, не томи уже. Ничего мы с тобой делать не будем, - успокоил его кукольник.
- Ну, тогда слушайте. Темари уже запарило, что вашей фантазии не хватает на то, чтобы подарить ей что-либо кроме веера. А чтобы не сорваться на вас и немного успокоиться, она решила на недельку отвлечься в Конохе, а заодно и проведать старых подруг, - просветил песчаников Сай.
- А откуда ты всё это знаешь? – удивился Канкуро.
- Ну, после того как мы выяснили, что девчонки собираются организовать праздник без нашего участия, на всякий случай мы с Наруто решили оставить одну мышь в квартире Сакуры. Вот она-то и подслушала разговор о веерах на следующий день после приезда вашей сестры, - пояснил художник и, во избежание дальнейших расспросов, скрылся в соседней комнате.
В то время как песчаники заметно расслабились, зная, что ничего серьёзного с Темари не произошло, лицо Шикамару всё заметнее хмурилось. Заметив это, Канкуро приподнял брови в немом вопросе, как бы спрашивая у того, в чём дело.
- Помнишь, я говорил, что приготовил сюрприз в подарок для Тем? Так вот, это был веер, - с горечью в голосе выговорил Нара, понурив голову.
- Эй, я тебя не узнаю. Не ты ли величайший стратег этого селения? Я уверен, что ты найдёшь правильное решение, - глядя прямо в глаза шиноби, заявил кукольник, встряхнув его за плечи.
- Ну, допустим, величайшим стратегом Конохи является мой батя, но, пожалуй, и я на что-нибудь сгожусь, - улыбнулся Шикамару, получив столь необходимую ему в данный момент дружескую поддержку. Сложив руки перед собой в извечном жесте, сопутствующем серьёзным размышлениям, гений на десять минут словно выпал из реальности.
- Всё, есть идея. Доставайте ваши веера. Мне нужно на них посмотреть, - с заблестевшими от возбуждения глазами заявил Нара.
Плавным жестом сняв со спины Куроари, кукольник извлёк из его недр тщательно упакованные и перевязанные бечевкой веера. Будучи полностью распакованными, в сложенном виде они представляли из себя нечто, напоминающее рулон плотной ткани полутораметровой ширины. И если один из вееров был ядовито-розовым с редкими вкраплениями звёздочек, то второй поражал воображение оранжевыми треугольниками и синими кругами, в хаотическом порядке разбросанными по желтому фону.
Поначалу немного обалдевший от столь впечатляющей цветовой гаммы, Шикамару, тем не менее, ничего не стал говорить песчаникам. Прикинув, что для воплощения в жизнь его гениального плана эти веера подходят идеально, поскольку совпадают по размеру с тем, который был спрятан в недрах его собственного дома, он наклонился к уху Канкуро. Изложив суть своей идеи, в глубине души он немного пожалел кукольника, которому для её воплощения необходимо было приложить немало усилий, потратив на это несколько часов своего драгоценного времени.
- Ну, тогда через полчаса я жду тебя с твоим веером у дома Инудзуки, - провожая Нару до порога, уточнил Канкуро. Гаара, которого уже ничто больше не задерживало в квартире Джирайи, распрощался со всеми и спешно направился в сторону домика на окраине деревни, где его ожидал горячий ужин и нежные объятия возлюбленного…

Последний день перед праздником прошел в большинстве своём сумбурно и бестолково. И шиноби, и коноичи бесцельно метались по деревне, создавая видимость ничегонеделания. Девушки усиленно делали вид, что никакого праздника на завтра не намечается, а парни столь же старательно показывали девчонкам, что о намечающихся гуляниях и подложной миссии с целью спровадить их из деревни не имеют ни малейшего понятия.
Возле листка с записью на причёску к гению парикмахерского искусства Серджо Звериусу толпилась, восхищённо ахая и вздыхая, стайка юных коноичи. Распихав локтями конкуренток, Ино первой оказалась возле заветного свитка и, висящей около него на длинной тонкой цепочке ручкой, внесла своё имя первым. Затем она изобразила на бумаге иероглифы имён Сакуры, Хинаты, Тен-Тен и Темари.
- Кыш, малолетки. Причёски делают только приглашенным на праздник, - шикнула блондинка на юных поклонниц маэстро. Тяжко вздыхая, девчушки медленно разошлись по домам, а Яманако, удовлетворённая результатом, направилась в кабинет Цунаде, где на завтрашнее утро было намечено, собственно, волшебное перевоплощение из обычных коноичи в див волшебной красоты.
Согласовав с Хокаге порядок подачи блюд и утвердив кандидатуры шиноби, которые будут дежурить завтра около поместья Хьюга и оглашать имена прибывающих гостей, девушка покинула здание и отправилась домой. Проходя по одной из боковых улочек, Яманако заметила сидящего в окружении карапузов Чоджи. Шиноби тихонько напевал какую-то весёлую детскую песенку, а ребятня с открытыми ртами и восторгом в глазах внимала его приятному мелодичному голосу.
Заслушавшись, девушка не заметила, что бесцельно простояла на улице около получаса. Растерянно встряхнув головой и уставившись на собственное отражение в витрине маленького магазинчика, как бы спрашивая «Что я здесь делаю?» девушка резко повернулась и отправилась домой. Ей ещё предстояло как минимум три раза примерить выбранное для праздника платье, чтобы убедиться, что сидит оно просто идеально и завтра все (а особенно эта далёкая от моды и стиля Сакура) будут жутко ей завидовать.

- И долго ты ещё будешь копаться? – нетерпеливо поинтересовался возникший на пороге комнаты Киба.
- А, может, ну его? Останемся лучше дома? – задумчиво протянул Канкуро, которого перспектива куда-то тащиться после недели работы на износ и вчерашней, можно сказать, бессонной ночи, не очень впечатляла.
- Ну, уж нет. Ты неделю проторчал в закрытом помещении, так что я просто обязан вывести тебя прогуляться на свежем воздухе, - стоял на своём собачник.
Кукольник только тихо хмыкнул в ответ на столь впечатляющую заботу о его здоровье. Закинув себе на спину Карасу и Куроари с тихо шелестящим внутри него подарком для сестры, он лишь согласно кивнул и направился в сторону двери.
Прыгая по крышам, парни направились в сторону леса. Акамару весело бежал рядом с ними, то забегая далеко вперёд, то возвращаясь обратно, при этом стараясь в прыжке лизнуть кукольника в лицо. Канкуро стойко терпел проявление привязанности со стороны собаки, а Киба, глядя на своего пса и друга, начинал испытывать какое-то странное чувство.
Он ещё сам не определился, что это было, но, видя, как ласково рука кукольника спускается по загривку пса, зарываясь в густую белоснежную шерсть, ему почему-то захотелось ощутить эту руку в собственных волосах.
- Интересно, что бы я при этом почувствовал? – задумчиво пробормотал он сам себе под нос.
- Ты что-то спросил? – поинтересовался Канкуро.
- Да нет, просто задумался, - протянул Инудзука, глядя поверх плеча кукольника. Тот не стал приставать с вопросами, лишь ещё раз пристально взглянул в лицо собачника и отвернулся.
- Знаешь что, свежим воздухом вполне можно подышать и здесь. Тем более, что с этой крыши открывается замечательный вид, - сказал песчаник, указывая движением руки на монумент Хокаге, переливающийся разными цветами радуги в лучах заходящего солнца.
Присев на краешке крыши, шиноби в тишине любовались закатом. Ни одному из них не хотелось нарушать атмосферы молчаливого умиротворения, окружавшего их в этот момент. Будь это в их власти, они бы сидели так хоть до самого утра. Однако, Канкуро предстояло завтра успеть привести в порядок головы и лица десятка шиноби, а Кибе нужно было хорошенько выспаться, чтобы не позабыть роль Кики, столь тщательно репетируемую всю прошедшую неделю.
Да и Акамару внёс в их молчаливое уединение собственную лепту. Заметив на крыше соседнего дома тощего чёрного кота с заломленным ухом и ободранным хвостом, пес не смог удержаться от соблазна и погнался за ним. Очевидно, решив далеко не удаляться от свалки, на которой обитал, кошак не стал удирать сломя голову, а начал нарезать круги по всему кварталу. Звонкий лай Акамару раздавался довольно близко от восседающих на крыше шиноби, нарушая тихую прелесть вечерних сумерек.
Вполне очевидно, что очередной прыжок собаки в попытке настигнуть жертву закончился не столь оптимистично, как на это надеялся сам пёс. За углом внезапно раздался звук бьющегося стекла, протяжный собачий вой и сопутствующие ему громкие ругательства. От криков, издаваемых явно женским голосом, вяли уши даже у многое слыхавших на своём веку шиноби.
В этот момент на крышу вскочил Акамару, имеющий весьма непрезентабельный вид. Белая некогда шерсть была измазана грязью и невесть чем ещё, а на голове у пса, закрывая собой большую часть обзора, было напялено большое зелёное пластмассовое ведро. Ловким жестом сняв ненужный головной убор с головы собаки, Киба резко подскочил на ноги.
- Атас! Валим быстро! Сейчас нам Анко наваляет по первое число! – испуганно закричал он, пытаясь за руку тащить за собой кукольника.
- Да с чего ты взял, что это была она? – удивлённо спросил Канкуро, даже не пытаясь вырвать свою руку из ладони Инудзуки.
- Ха, с чего взял. Ты слышал, как ругалась? Из всех коноичи Конохи только Анко знает больше пятиста ругательств на трёх иностранных языках, что уж говорить про наш родной. В этом деле ей просто нет равных, - задрав нос, прокомментировал Киба.
- Да уж, было бы чем гордиться, - ухмыльнулся себе под нос кукольник. Весело смеясь, парни передвигались уже не по крышам, а по улице, чтобы не привлекать к себе внимания, если бы всё же громогласная Митараши решилась их преследовать.
Внезапно Канкуро замер, словно натолкнувшись на незримую стену. Проследив за направлением его взгляда, глаза Кибы остановились на среднего роста мужчине лет тридцати пяти с невообразимой причёской на голове. Одежда незнакомца также выглядела весьма экстравагантно. Словно почувствовав направленные на себя взгляды, тот отвлёкся от созерцания витрины и медленно приблизился к стоявшим посреди улицы шиноби.
- Привет, Канкуро, давно не виделись, - пристально глядя в глаза кукольнику, обратился к нему неизвестный, который, не успев ещё перекинуться с ним ни словом, уже жутко раздражал Инудзуку.
- Здравствуй, Серджо, - с каким-то непонятным оттенком грусти в голосе ответил песчаник.
Переводя взгляд с застывших друг напротив друга кукольника и великого парикмахера, Киба всё отчётливее ощущал, что он здесь явно лишний.
- Я вижу, вам есть о чём поговорить. Если вернёшься ночевать, твоя комната будет открыта. А если нет, то завтра утром встретимся у Джирайи, – выдавил из себя собачник и, вскочив на ближайшую крышу, отправился домой. Столь поспешное бегство всё же не смогло предотвратить выступившие на глазах горькие слёзы, которые были выплаканы Инудзукой в паре кварталов от дома.
- Эх, почему я такой дурак? Почему не понял своих чувств сразу? – шептали губы Кибы, обнимающего уже выкупанного и приятно пахнущего собачьим шампунем Акамару, который удобно расположился на футоне рядом с хозяином. Согревая своим теплом расстроенного Инудзуку, раскрывающего ему свою душу, пёс очень быстро заснул. А спустя полчаса, уже немного успокоившись, его примеру последовал и хозяин…

@темы: Женский день!, НарутоФанфики, Не мои!, СаскеНаруто