12:45 

Женский день. Глава 5.

porog
Всегда идти вперед, чтобы ни случилось!
Название: Женский день.
Автор: Yasia.
Бета: murka.
Пейринг: Саске/Наруто.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Романс, юмор, местами стёб.
Статус: Закончен. 5 глав + эпилог.
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат Кишимото Масаши.
Размещение: Только с разрешения автора. (Разрешение на размещение взято!)
Саммари: Коноичи решили устроить на 8 Марта девичник, но это, похоже, совсем не устраивает шиноби. Что предпримет Наруто & компания, чтобы не пролететь мимо кассы?
Предупреждение: Небольшой ООС, появление ОМП.
От автора: Этот фик – подарок для Nю и всех яойщиц этого сайта.


Глава 5.
Собравшиеся в кружочек в прихожей особняка Хьюга коноичи с нетерпением ожидали прибытия гостей из далёкой страны. Изумо и Котетсу, несущие вахту с наружной стороны двери, периодически возвещали о прибытии очередной гостьи, громогласно выкрикивая её имя и должность. Таким образом они уже успели уведомить о явившихся на праздник Куренай, Анко и Шизуне, а вот вестей ни от Хокаге, ни от её подруги пока не было.
- Эх, скорее бы они пришли. Уже сил нет ждать, - сгорая от нетерпения выдавила из себя Ино, блистающая всеми оттенками сиреневого, начиная от очаровательного платья до пят и заканчивая закруглёнными носками лаковых туфелек и миниатюрной дамской сумочкой.
- Да не мельтеши ты, скоро будут, - одёрнула подругу Сакура, облачённая в бордовый костюмчик, состоящий из прямой юбки до колена и пиджачок оригинального покроя с большими пуговицами в форме розочек на лацканах и манжетах, теребя в руках небольшой ридикюль того же бордового цвета.
- Не поверите, но я тоже вся в предвкушении, - присоединилась к беседе Темари, на которой было надето розовое кимоно с изображенными по подолу цветками лотоса.
В этот самый момент Котетсу объявил о прибытии Цунаде. Влетевшая в зал правительница, облачённая в изрядно декольтированное синее платье, подчёркивающее все прелести Хокаге, уверенной походкой приблизилась к группе девушек.
- Ну, готовьтесь. Гости уже на подходе, - успела прошептать она прежде, чем на пороге возник Изумо.
- Госпожа Джанайя! Седьмая Пыхакаге деревни Скрытого Куста! – громогласно провозгласил джонин, прежде, чем скрыться за дверью.
В дверь плавно вплыла дородная матрона довольно преклонного возраста, облачённая в пупрурное кимоно, плавно спускающееся до середины щиколоток. Ноги Джанайи, сверкающие педикюром красного цвета со стразами на каждом пальце, были обуты в черныё босоножки на платформе. Пальцами с идеальным маникюром женщина неторопливо поправила прядь, выбившуюся из собранных в пучок седых волос, а затем сжала в руках чёрную сумочку с изображением эмблемы собственной деревни.
Манеры и жесты гостьи были на высшем уровне, чего нельзя было сказать о лице вошедшей. Такую некрасивую женщину коноичи листа видели впервые. Довольно крупные черты лица, искусно сглаженные при помощи косметики, скорее принадлежали мужчине, чем женщине. Но особый «шарм» Пыхакаге придавала крупная бородавка, увенчавшая нос гостьи.
- И это подруга Цунаде? – с ужасом в голосе тихо спросила Хината, одетая в миленькое голубое платьице и туфли того же цвета.
- Она же… она же…- никак не могла подобрать подходящего эпитета Тен-Тен, которая не стала напрягаться ради праздника и была одета в свою повседневную одежду.
- Не сложно быть красоткой. Для этого всего лишь нужно иметь страшненькую подружку, - нервно хихикнула Ино, чем заработала весьма неоднозначный взгляд от Хокаге. В это время Пыхакаге уже приблизилась к компании достаточно близко, чтобы поздороваться со всеми.
- Цунаде, дорогуша, давно не виделись. Дай же мне обнять тебя, подруга! – низким грудным голосом проворковала женщина, прежде чем заключить правительницу в свои объятия, которые были столь крепкими, что грудь Хокаге оставила заметную вмятину на теле подруги после того, как проявления симпатии были прекращены.
- Джанайя, солнышко, а где же твои очаровательные крошки? – обратилась с вопросом к подруге Цунаде, еле сумев выбраться из пылких дружеских объятий, излишне сильно, по мнению стоявших рядом коноичи, потрепав подругу по щеке. Зная силу правительницы, девушки могли дать стопроцентную гарантию, что назавтра на щеке Пыхакаге будет красоваться приличных размеров синяк.
- Они будут с минуты на минуту. Я пошла вперёд, поскольку просто сгорала от желания увидеть свою старую подругу, а они решили навести марафет, чтобы произвести благоприятное впечатление, - с милой улыбкой на устах ответила глава деревни Скрытоко Куста. Коноичи нервно переглянулись между собой. Возможно, это им просто показалось, но на слове «старая» Пыхакаге сделала особый акцент. Девушки вжали головы в плечи, ожидая бури, но её не последовало. Очевидно, Цунаде была привычна к манере подруги хамить с милой улыбкой на лице…

Уже второй час бармен периодически наполнял небольшую рюмочку, стоящую рядом с Канкуро, а песчаник механическим движением опрокидывал её в себя. Перед мысленным взором снова и снова всплывала картина вчерашней встречи с маэстро.
После того, как Киба покинул их, джонин с парикмахером не перекинулись ни словом, лишь пристально смотрели друг другу в глаза, не решаясь заговорить. А затем кукольник медленно развернулся и побрёл прочь по улице, не оборачиваясь, чтобы проверить, смотрит ли Серджо ему вслед.
Решив развеяться, он ещё долго бродил по вечерней Конохе, а когда усталость всё же начала сковывать мышцы, вернулся в дом семьи Инудзука. Перед тем, как лечь спать, он заглянул в комнату Кибы и несколько минут любовался спящим парнем, который хмурился во сне, крепко обнимая прижавшегося к правому боку Акамару.
Осторожно закрыв дверь в комнату, Канкуро и сам отправился спать. Правда, нормально уснуть ему так и не удалось. Какие-то смутные образы, видения и обрывки сна перемешались в голове песчаника, впавшего в полузабытьё, но нервно вздрагивавшего и сразу же просыпавшегося от малейшего скрипа или шороха. В итоге с утра кукольник был ещё более уставшим, чем накануне вечером.
Утренняя суета в квартире Джирайи немного взбодрили Канкуро. Пять часов он, не поднимая головы, перевоплощал среднестатистических шиноби в писаных красавиц, не отвлекаясь на посторонние мысли. Парики, приклеенные ресницы и накладные груди уже танцевали перед глазами падающего от усталости парня свой победный танец. Однако, он сумел справиться со всем, и вот уже десять девушек, не похожих одна на другую, выстроились в ряд перед оценивающим взглядом джонина.
Ещё раз присмотревшись к каждой «красотке» отдельно, Канкуро остался вполне доволен получившимся результатом. А вот странная реакция Кибы, кроме утреннего приветствия, не проронившего за сегодняшний день ни единого слова, очень сильно расстроила его.
Да ещё эти Сай с Наруто, сейчас довольно рассматривающие себя в зеркало, чуть не довели его до белого каления. Эти два недоумка, едва не разнёсшие квартиру Джирайи, в попытке урвать себе самую большую накладную грудь, а в и тоге едва не испортившие ценный реквизит, до сих пор вызывали в песчанике смутное желание с размаху съездить по зубам. Благо, вмешавшийся в разборки Учиха сумел убедить Узумаки взять себе бюст поменьше, так что применять силу не пришлось.
Проводив пёструю толпу до особняка Хьюга, кукольник отправился в ближайший бар, где вот уже два часа продолжал накачиваться под завязку, стараясь выкинуть из головы все мысли до единой, чтобы они не терзали его израненную душу.
- Можно присесть? – раздался над ухом песчаника знакомый голос, хозяин которого, так и не дождавшись ответа, медленно опустился на соседний барный стул.
- Чего хотел? – резко развернувшись к соседу, спросил Канкуро.
- Поговорить. Нужно было сделать это ещё вчера, но наша встреча была такой неожиданной, что я растерялся, - тихо сказал Звериус.
- И о чём мы будем говорить? О том, как три года назад ты послал меня с моими чувствами к чёртовой бабушке? О том, как, ничего не объяснив, ты уехал из страны Чая, не оставив ни записки, ни устного послания? О том, как все эти годы я изводил себя мыслями – что же со мной не так? – выплеснул на собеседника раздражение Канкуро. Выпитый им сегодня алкоголь снял с уставшего мозга все блоки, позволив словам свободно, ничего не тая, срываться с языка.
- Прости меня, если сможешь, но в тот момент я не мог тебе ничего объяснить. Дело вовсе не в тебе. Ты замечательный человек и если бы я не был влюблён в другого, возможно, у нас с тобой что-то и могло бы получиться, - тяжело вздохнул Серджо.
- И кто это? Кого ты любишь так сильно, что даже выслушать меня не захотел? – вскинулся кукольник.
- Ты его не знаешь. Его зовут Тоби. Он носит оранжевую маску, скрывающую его лицо, но я уверен, что он прекрасен. До недавнего времени его привлекал Дейдара, но после смерти подрывника у меня появился шанс завоевать любовь Тоби. Надеюсь, ты понимаешь, что я не мог ответить на твои чувства, будучи безнадёжно влюблён в другого человека, - закончил свой рассказ парикмахер, после чего около стойки воцарилось неловкое молчание.
- А ты знаешь, я прощаю тебя, - заплетающимся языком внезапно произнёс Канкуро через пару минут. – Тогда я рвал и метал, готов был выть на луну и лезть на стенку, а со временем успокоился. Теперь я даже не уверен, что то чувство было любовью.
- И что же натолкнуло тебя на эту мысль? Или, может, лучше спросить, кто? Не тот ли симпатичный брюнет с клыками, изображенными на щеках, которого я вчера встретил в твоей компании? - хитро улыбнувшись, спросил Серджо.
При упоминании Кибы лицо кукольника нахмурилось. Сначала он хотел решительно возразить против предположения парикмахера, но всё тот же мозг, целиком и полностью освобождённый алкоголем от навязываемых самому себе ограничений, воспрепятствовал этому. Да, именно сейчас, напившись в хлам, Канкуро готов был признаться самому себе, что уже полгода испытывает к собачнику гораздо более сильное чувство, чем дружба.
- Я трус… я боюсь снова признаться и получить отказ, - тихо прошептал сам себе песчаник.
- Чего ты боишься? Я не знаю, каковы ваши взаимоотношения, но если бы ты видел его лицо перед тем, как он ушел вчера, то вряд ли до сих пор сомневался бы, - зажег искру надежды в сердце кукольника Серджо.
- Ты думаешь, у меня есть шанс? – неуверенно спросил Канкуро заплетающимся языком.
- Я просто уверен в этом, - успокоил джонина Звериус. А уже секунду спустя парикмахер был вынужден изо всех сил вцепиться в руку вскочившего с места кукольника. – Стоять! Ты что, собираешься признаваться ему в любви в таком состоянии? Я приведу тебя в божеский вид, вот тогда и пойдёшь к своему красавчику…

- Воспитанницы Пыхакаге деревни Скрытого Куста! – раздался от двери зычный голос Котетсу.
Уже не в силах сдерживать нетерпение, коноичи устремили свои взгляды в сторону двери, в которую в этот самый момент заходила весьма живописная группа. Нервно оглядываясь по сторонам и заметив, наконец, свою правительницу, воспитанницы быстро засеменили в её сторону. Остановившиеся за спиной Джанайи коноичи пристально разглядывали девушек, расположившихся позади Цунаде, а те отвечали им взаимностью. Цунаде представила по очереди Сакуру, Ино, Хинату, Тен-Тен и Темари представительницам деревни скрытой Конопли, после чего пришла очередь гостий назвать свои имена.
- Меня зовут Надежда, - решительно шагнула вперёд изящная брюнетка со спадавшими на плечи крупными локонами. Лоб девушки охватывала синяя бандана с изображением листика с зубчатыми краями, очевидно, символа деревни, края которой скрывались под пышными кудрями. Одетая в свободного покроя платье в продольную белую и синюю полоску, коноичи выглядела очень привлекательно.
- Я Гавана, - вслед за первой, подала голос вторая девушка, выступая вперёд. Невысокая крошка с кукольным личиком и бездонными зелёными глазами поражала воображение дикой причёской торчащих в живописном беспорядке разноцветных волос. Синие пряди соседствовали с оранжевыми, а рядом с ними удачно расположились красные и зелёные клочья волос. На лбу у девушки была широкая красная бандана с таким же символом, как и у предыдущей гостьи, а белое кимоно с красной окантовкой подчёркивало изящность стройной фигуры.
Вслед за второй, вперёд шагнула ещё одна гостья из страны Конопли. Это была очень высокая девушка с красивым изгибом тонких бровей и очаровательной улыбкой. Коротко стриженные волосы коноичи были красиво уложены, а обтягивающее зелёное платье подчёркивало стройность форм и невероятную длину ног, которой сразу же позавидовала каждая из представительниц листа.
- Меня зовут Лилу, - скромно потупив глазки, сказала брюнетка. И хотя назвать её красавицей можно было с большой натяжкой, в том, что девушка была довольно симпатичной, не возникало никаких сомнений.
- А я Сайонара, - выставив ногу в разрез и без того почти ничего не скрывающей юбчонки, заявила нахального вида девица с явным избытком макияжа на бледной физиономии. Шокированные взгляды коноичи листа метались с груди, не меньше, чем четвёртого размера, которую гордо несла гостья на своём тощем теле, на проколотый пупок, в котором поблескивала серьга, изображавшая мужской половой орган. Длинные черные волосы и ярко-красные губы вместе с накладными ресницами придавали внешности коноичи довольно сомнительный вид.
- Говорят, главной статьёй дохода их страны является сфера услуг. Теперь я начинаю понимать, какие услуги имелись в виду, - так, чтобы её не услышал никто, кроме Ино, прошептала Сакура, не в силах отвести взгляда от шокирующей картины. Блондинка кивнула головой, явно соглашаясь со словами розоволосой.
Грустная брюнетка с длинной толстой косой и яркими солнышками, изображенными на щеках, представилась как Кики. Облачённая в скромное желтое платье в синий горох, она ничем особо не выделялась из толпы, если не считать наполненного печалью взгляда, из-за которого коноичи листа сразу же прониклись к ней сочувствием.
- Я Шива, - словно плывя над землёй, вышла вперёд восточная красавица. По крайней мере, у девушек создалось впечатление, что она должна быть красавицей, поскольку лица незнакомки видно не было. Задрапированная в яркие шелка с ног до головы, с плотной вуалью, спускавшейся на лицо с фески, из которой торчали яркие перья неизвестной птицы, девушка была обута в оригинальные замшевые сапожки с загибающимися кверху носами.
- А меня зовут Чо, - неуклюже шагнула вперёд пухленькая девчушка с парой смешных хвостиков в каштановых волосах и нарисованными на щеках ромашками, которые украшали круглое лицо коноичи. Одетая в чёрное платье свободного покроя, зрительно скрадывающее полноту, она не переставая жевала что-то, доставая из большой матерчатой сумки, перекинутой через плечо.
За спиной толстушки остановилась ещё одна гостья. Это была довольно высокая брюнетка с мелкими кудряшками на голове. Из-за пышной причёски девушка немного напоминала пуделя. Плиссированная юбка синего цвета и плотно обтягивающая небольшую грудь голубая футболка свидетельствовали о хорошем вкусе коноичи, которая представилась как Ши.
В итоге неназванными оставались две девушки, разительно отличавшиеся друг от друга, словно день от ночи. Обе были одеты в абсолютно одинаковые обтягивающие красные платья, длина которых едва достигала середины бедра. Огромный каплеобразный вырез на задней части платья почти полностью оголял спину, просто каким-то чудом не открывая зрителям нижнее бельё красоток. А в том, что это были именно красотки, не было никаких сомнений.
- Меня зовут Эсмеральда, - задорно улыбнулась голубоглазая блондинка со слегка вьющимися короткими волосами, красиво обрамлявшими миловидное личико. И хотя огромные ресницы, которыми гостья периодически томно взмахивала, были явно искусственного происхождения, это ничуть не умаляло её очарования.
- А это Сандра, - схватив за руку, вытащила Эсмеральда вслед за собой девушку с тёмными глазами и гладко зачёсанными назад, собранными в хвост иссиня чёрными волосами. Красивые черты лица оказавшейся в центре внимания брюнетки немного портили кривившая губы презрительная улыбка и надменный взгляд, которым задравшая нос девушка окинула встречавших гостей коноичи.
- Идиотка! Я и сама могла представиться! - накинулась она на блондинку.
- Ха, да мы бы все устали ждать, пока ваше величество снизошло бы до нас, простых смертных, - контратаковала Эсмеральда. Беседа коноичи грозила закончиться банальным тасканием за волосы и двумя расцарапанными в кровь физиономиями, но госпожа Джанайя, внезапно оказавшаяся около девушек, одним лишь строгим взглядом сумела предотвратить начало стычки.
- Ха, вот это точно лучшие подруги, - прошептала Ино, склонившись к уху Сакуры.
- Ага, почти как мы с тобой, - хитро усмехнувшись, ответила подруге розоволосая коноичи.
- Прошу всех приглашенных занимать места за праздничным столом, - громко, чтобы услышали все вокруг, объявила Хокаге и сразу же подала наглядный пример, направившись к двери, ведущей в столовую…

Выпивший четыре чашки крепчайшего кофе, трижды сбегавший к унитазу «позвать Ихтиандра», пятнадцать минут простоявший под ледяным душем, Канкуро наконец-то пришел в себя настолько, что окружающие его предметы перестали танцевать хоровод перед глазами. Расположившись на кухне в квартире Джирайи, он допивал уже шестую за сегодняшний день чашку кофе, если учитывать и ту, которую утром выпил в доме семьи Инудзука.
- Ну что, оклемался? – с хитрым прищуром в раскосых глазах спросил у бывшего ученика маэстро Звериус.
- Ну, можно сказать, что почти пришел в норму, - ответил ему Канкуро.
- Тогда допивай скорее эту бурду и пойдём делать из тебя добра молодца, - заявил парикмахер, который пил только чай, поэтому о кофе выражался весьма нелестно.
- Скорее уж красну девицу, - тихонько хмыкнув, улыбнулся песчаник.
- Что ты имеешь в виду? – недоумевающее уставился на кукольника Серджо.
Следующие пятнадцать минут Канкуро во всех подробностях рассказывал бывшему учителю о неожиданном решении коноичи устроить девичник и хитром приёме, которым воспользовались шиноби, чтобы проникнуть на территорию поместья Хьюга. Затем ещё столько же времени песчанику пришлось успокаивать катающегося по полу маэстро, который был не в силах сдержать одолевший его приступ веселья.
- Ладно, если ты сумел сделать девчонок из десятка парней, то перевоплотить в красавицу одного тебя я точно сумею, - с лёгкой усмешкой сообщил джонину немного успокоившийся Звериус.
Следующие полчаса мастер визажа и парикмахерского искусства усиленно колдовал над внешностью Канкуро. Когда, устало стирая рукой выступившие на лбу бисеринки пота, он, наконец, закончил с макияжем и водрузил на голову кукольника парик с каштановыми кудрями, стрелки на кухонных часах показывали пять часов вечера.
- Всё, красотка. Иди, любуйся на себя, - удовлетворённый результатом, наконец-то отошел от кресла Серджио.
Подойдя к трюмо, песчаник увидел в отражении высокую, крепко сбитую девушку с красивым макияжем, который удачно скрадывал довольно крупный нос и подчёркивал пухлые губы. Строгое чёрное платье до пят с завышенной талией подчёркивало высокую грудь и удачно скрывало ноги, приводить в порядок которые у Канкуро уже просто не оставалось времени. Оставшись довольным полученным результатом, кукольник поблагодарил Звериуса за помощь и направился к двери.
- Киба, я очень сильно надеюсь, что маэстро не ошибся, - пробормотал он себе под нос, прежде чем дверь за его спиной успела закрыться, противно скрипнув ржавыми петлями…

Поскольку места за праздничным столом не были обозначены табличками, каждый рассаживался так, как посчитал нужным. Эсмеральда плюхнулась на ближайший к выходу стул, после чего Сандра оккупировала соседний. И хотя коноичи не высказалась вслух, по недовольно скривившимся губам было понятно, что это место не являлось пределом её мечтаний.
Гавана и Лилу тоже расположились на соседних стульях, правда, чуть дальше от выхода. Шива, воздушной походкой проплыв через весь зал, скромно присела около Юхи Куренай, а грустная Кики, которой, похоже, было всё равно, где сидеть, расположилась около Шизуне. Пухленькая Чо сразу же направилась к стойке с закусками и принялась обильно накладывать на свою тарелку «салаты от Тен-Тен».
Остальные же коноичи Скрытого Куста, видимо, чтобы наладить более дружеские отношения, направились к девушкам, занимавшимся организацией банкета. В итоге Надежда села около Тен-Тен, Ши расположилась рядом с Темари, а Сайонаре досталось место возле Сакуры, которая была явно недовольна столь неожиданным соседством, но решила пока не высказывать своих претензий. И, конечно же, места во главе стола с каждой стороны заняли главы обеих деревень.
Праздник начался. Хокаге и Пыхакаге словно соревновались друг с другом в конкурсе «кто кого перепьёт», поэтому уже через полчаса с начала застолья все остальные коноичи только делали вид, что выпивают налитое в бокалы вино. А в это же время главы каждой из деревень до дна осушали рюмки с саке под произносимые ими же самими тосты, звучавшие не реже чем раз в пять минут.
Понемногу раззнакомившись, представительницы Конохи и Марихуанагуре нашли много интересных тем для беседы. Тен-Тен с увлечением рассказывала Надежде о восемнадцати различных способах заточки кунаев, а та, раскрыв рот, внимала каждому слову коноичи. Ши и Темари увлечённо беседовали о погоде, не сходясь во мнении, что же лучше – небо с облаками или без них. Даже Ино нашла внимательную слушательницу в лице Чо, присевшей рядом, которая, с умопомрачительной скоростью поглощая всё, что было в её тарелке, умудрялась при этом внимательно слушать блондинку.
Эсмеральда и Сандра увлечённо болтали друг с другом, совершенно не обращая внимания на окружающих. Примерно так же вели себя и Лилу с Гаваной, с той лишь разницей, что им периодически приходилось отрываться друг от друга, чтобы передать соседкам по столу соль, перец или соусник с кетчупом.
Куренай рассказывала Шиве о некоторых преимуществах гендзюцу над ниндзюцу, в то время как Шизуне с переменным успехом боролась с явно выраженным желанием Кики напиться до потери пульса. Уже привыкшая к постоянному пьянству начальницы, помощница Хокаге умудрялась в последний момент выхватывать из рук коноичи куста доверху наполненную рюмку.
А вот Сакуре, у которой не возникало ни малейшего желания общаться с соседкой по столу, было откровенно скучно. Поэтому она, никем не сдерживаемая, наливала себе и Хинате, расположившейся напротив, полные бокалы белого вина, которые обе коноичи сразу же и выпивали. В итоге через пару часов после начала банкета обе девушки находились в состоянии довольно сильного подпития. Решив, что пора привнести в развитие праздника свежую струю, обе, не сговариваясь, затянули написанную в прошлом году неизвестным автором душещипательную песню, которую очень скоро разучила наизусть каждая представительница деревни Скрытого Листа.
- Огней так много золо-отых на улицах Коно-о-хи
Шиноби много моло-одых, по ним все наши вздо-охи!
Вот взять Наруто напри-имер, парнишка симпати-ичный.
И хоть пока ещё ге-еннин, зато пацан прили-ичный!
Ну, а Учиха, тот со-овсем, шиноби идеа-альный,
Да вот, на девок не вста-аёт – такой сюжет бана-альный!
Наруто он захому-утал, противная зара-аза,
Вот так девчонок нако-олол на два жениха сра-азу, - с надрывом завершили песню Хината и Сакура, заслужив бурю оваций со стороны всех находящихся в зале представительниц Конохи.
В отличие от восторженно принявших это выступление местных коноичи, девушки из деревни Скрытого Куста отнеслись к музыкальному выступлению далеко неоднозначно. Кое-кто нервно хихикал, некоторые напряженно замерли на месте, а Чо даже перестала ненадолго жевать, что, казалось бы, было почти невозможным явлением. При этом лица всех до единой коноичи Конопли повернулись в сторону сидевших около выхода Эсмеральды и Сандры.
Блондинка, покраснев до корней волос, нервно теребила в руках салфетку, схваченную со стола, а лицо брюнетки, и до этого не особо блиставшее румянцем, было бледным, как полотно.
- Эй, чего это с ними? – нервно спросила Ино у Чо, рот которой оказался ненадолго свободным от еды.
- А, это… они просто обожают музыку. Балдеют, можно сказать, когда кто-то поёт, - ляпнула первое, что пришло в голову, та.
- Ну, тогда давайте порадуем их ещё чем-нибудь, - воскликнула довольная Яманако. Немного подумав, она затянула несколько поспешно написанную, но, как считали все жители Конохи, в ближайшее время просто обязанную воплотиться в жизнь песенку.
- Ничего на свете лучше не-ету,
Чем с друзьями праздновать побе-еду!
Сдох давно злой гад Орочимару
И Акацки вместе с ним на па-ару, - самозабвенно пела коноичи, когда кое-что привлекло её внимание. Прислушавшись к пению соседки, Ино в неверии тряхнула пышными кудрями, на которые убил с самого утра два часа драгоценного времени маэстро Звериус.
- И Акацки вместе с ним на па-ару, - завершил повторение последней строчки до боли знакомый приятный голос. Поискав глазами Сакуру, чтобы удостовериться в своей правоте, но не обнаружив за столом ни Харуно, ни сидевшей рядом с ней Сайонары, Ино ещё раз встряхнула головой.
- Нет, я не могла ошибиться, - убеждая сама себя, трижды повторила коноичи, после чего решительно схватила за руку не особо упирающуюся Чо и вытащила её из зала.
Затолкав растерянную гостью в подсобное помещение при кухне, Яманако решительным жестом схватила висевшее около мойки полотенце и, намочив его, тщательно протёрла нарисованную на щеке гостьи ромашку. Из-под стираемого цветка наружу постепенно проступала изображенная тонкой красной полоской закрученная спираль.
- Итак, ты ничего не хочешь мне объяснить, Чоджи? – уперев руки в боки, гневно спросила она…

Неуверенной походкой Сакура направилась в сторону дамской комнаты, которая располагалась в самом конце извилистого коридора. Потратив на путь к заветной цели около десяти минут, поскольку ноги периодически заплетались одна о другую и не давали перемещаться с оптимальной скоростью, коноичи всё же достигла заветной двери. Небрежно бросив ридикюль на стоявший около умывальника пуфик, Харуно всё же смогла, наконец, уединиться в заветной кабинке.
Совершив все необходимые процедуры и уже готовясь выйти к рукомойнику, девушка услышала лёгкий скрип открывшейся двери и чьи-то осторожные шаги. Как известно, любопытство сгубило кошку – что уж говорить о коноичи? Осторожно прикрыв унитаз и взобравшись на его крышку, девушка слегка высунула голову из-за краешка двери. Каково же было удивление Харуно, когда она обнаружила с обратной стороны кабинки Сайонару, увлечённо роющуюся в её ридикюле.
Такая наглость настолько взбесила Сакуру, что она, прыгнув прямо с крышки унитаза, одним махом преодолела разделявшее её и бледную шмару расстояние. Не очень мягко приземлившись за спиной у конопляной (всё-таки выпитое вино настойчиво напоминало о себе) Харуно выхватила сумку из рук не ожидавшей её появления брюнетки.
- Лахудра, что ты уже успела у меня спереть? – набросилась она на пойманную с поличным девушку, которая лишь растерянно хлопала своими накладными ресницами, не в силах вымолвить ни слова.
- Если не хочешь проблем, то лучше отдай сама. Иначе я за себя не ручаюсь! – переходя на повышенные тона, прижимала к стенке Сакура незадачливую воровку. Так и не дождавшись ответа от Сайонары, Харуно решила лично проверить, что же из её имущества так привлекло эту странную девицу из деревни Скрытой Конопли. Для этого она вывернула всё содержимое своего ридикюля на пуфик и принялась методично складывать назад по одной вещи.
Странно, но при брошенном мельком на горку барахла взгляде, Сакуре показалось, что все вещи были на месте. Сложив внутрь сумочки подаренную мамой яркую помаду, которая девушке абсолютно не шла, но выкинуть рука не поднималась, десяток сюрикенов, два куная, связку ключей с брелоком в виде бутылочки саке, мятную конфетку и колоду карт Таро, Харуно внезапно обнаружила оставшийся лежащим на пуфике свиток, перевязанный алой лентой.
- Откуда он взялся? – то ли у себя самой, то ли у вжавшейся в стену Сайонары, недоумевающее спросила Сакура, вертя в руках находку.
Затем, с явным запозданием, до затуманенного алкоголем мозга коноичи дошло, что раз ничего из вещей не пропало, а наоборот, в ридикюле появилось то, чего там не было раньше, то к этому просто обязана быть причастна распятая возле умывальника коноичи Конопли. Решительно развязав алую ленточку, Харуно развернула свиток и впилась глазами в написанные каллиграфическим почерком строчки.
«Зачем ты вечно строишь глазки надменному Учихе Саске?
Как будто никого на свете нет лучше этого брюнета.
А ведь в тебя другой влюбился, твоею красотой пленился,
Но ты его не замечаешь – по Саске всё ещё вздыхаешь».
- Ах, ты, паскудина! Какого черта ты суёшь свой нос в мою личную жизнь? Кто давал тебе такое право? И кто просил тебя ложить это в мою сумку? – не сдерживая эмоций, зло прошипела Сакура, размахивающая свитком, неумолимо надвигаясь на Сайонару. А той просто некуда было деваться, поскольку на пути к единственному выходу из дамской комнаты стояла воинственно настроенная розоволосая.
В испуге распахнув обрамлённые густыми накладными ресницами глаза, брюнетка ещё сильнее вжалась в стену, поскольку отступать ей уже было просто некуда. Но это ещё больше разозлило доведённую до ручки Харуно. Напрочь позабыв про все техники, она, как поступила бы на её месте обычная девушка или женщина, просто вцепилась в длинные патлы брюнетки и дёрнула на себя изо всей силы, стараясь вырвать клок волос побольше.
Каково же было удивление Сакуры, когда вместо одной вырванной пряди в её руке осталась полностью вся причёска Сайонары. Недоумевающе переводя взгляд с волос в своей руке на коротко стриженую голову коноичи Конопли, которая теперь, без длинных волос, кого-то сильно напоминала, розоволосая устало опустилась на пуфик.
- Прости меня, пожалуйста, - раздался над ухом смутно знакомый голос, а бледная рука протянула девушке ещё один свиток. Развернув очередноё послание, Сакура обнаружила на бумаге свой портрет. На картине она улыбалась, зелёные глаза лучились от счастья, а розовые волосы ласково трепал лёгкий ветерок.
В голове у Харуно будто щёлкнул какой-то переключатель, до этого блокировавший мозговые импульсы. Ещё раз переведя взгляд со свитка в своих руках на стоящую рядом фигуру, она тихо прошептала себе под нос: «Ну, я и дура».
- Ты что-то сказала? – вернул её в себя раздавшийся сзади тихий голос.
- Сейчас я буду тебя убивать. Медленно и очень болезненно. Тебе всё ясно, Сай? – привстав с пуфика и двинувшись в сторону художника, грозно спросила коноичи. – Готовься!
А того и не нужно было предупреждать. Он уже давно был готов. Благо, между ним и дверью уже не было никакой преграды. А пять минут спустя многие жители Конохи с удивлением наблюдали весьма занимательную картину – за растрёпанной брюнеткой с огромным бюстом, облачённой в миниюбку, с громкими ругательствами бежала разъярённая Харуно Сакура, грозясь переломать последней все кости до единой…

- Помощница Пыхакаге деревни Скрытого куста. Леди Кан-Кан! – возвестил о прибытии ещё одной гостьи зычный голос Изумо.
Все находящиеся в зале коноичи Конопли начали нервно озираться, явно не ожидая появления ещё одной представительницы своей страны. Даже, казалось бы, упитая в хлам, Пыхакаге удивлённо приподняла голову из салата, в котором отдыхала последние десять минут.
В зал решительной походкой вошла высокая шатенка, облачённая в длинное чёрное платье, красиво облегающее высокую грудь. Она была немного старше остальных воспитанниц деревни Скрытого Куста, находящихся в столовой в данный момент. Тряхнув каштановыми кудрями, коноичи внимательным взглядом осмотрела зал и всех, сидящих в нём.
Приветливо махнув рукой поднявшей в немом вопросе брови Гаване и сидящей рядом с ней Лилу, поклонившись в неверии уставившейся на пришелицу Джанайе, улыбнувшись опешившим Эсмеральде и Сандре, девушка решительно направилась в глубину зала. Проходя вдоль стола, она подмигнула вытянувшимся лицам Ши и Надежды, а затем отвесила полупоклон величественно восседающей за столом Шиве.
И, наконец, Кан-Кан остановилась около сидевшей с кислой миной Кики. Несмотря на попытки Шизуне перехватывать все до единой рюмки с алкоголем, коноичи всё же как-то умудрилась приговорить полбутылки саке, абсолютно не закусывая, поэтому она заметила остановившуюся около себя фигуру только в тот момент, когда её вместе со стулом развернули к проходу.
А в следующий момент все присутствующие в зале застыли в немом изумлении, поскольку высокая, гордая с виду Кан-Кан, опустилась на колени перед сидящей на стуле грустной девчушкой с толстой косой и яркими солнышками на щеках. Растерянно хлопая глазами, которые показывали всё окружающее словно в лёгкой дымке, Кики смотрела на знакомый овал лица, на эти губы, которые невозможно было спутать ни с чьими больше, на эту теплоту и нежность в глубине родных и таких знакомых глаз.
- Я люблю тебя, - донёсся до ушей растерянной коноичи такой милый сердцу голос. Или это только показалось? Решительно встряхнув головой, Кики пристально уставилась в умоляющие глаза напротив.
- Повтори ещё раз. Мне послышалось, что ты любишь меня, - удивлённо прошептала она.
- Да, я люблю тебя! – значительно громче и увереннее прозвучал голос, вовсе не похожий на девчоночий.
Сердце застучало с неимоверной скоростью, к щекам прилила кровь, которая могла бы выдать девушку ярким румянцем, если бы предательские следы не скрывали нарисованные на щеках солнышки. Широко улыбнувшись и распахнув свои объятия, Кики вскочила со стула и пылко обняла стоящую на коленях шатенку.
- Я тоже тебя люблю! – успела воскликнуть она, прежде чем их уста сомкнулись в поцелуе, нежном, властном и страстном одновременно.
Очевидно, проникшись воцарившейся в комнате атмосферой, ещё две парочки в зале последовали примеру целующихся девчонок. Гавана, нежно обхватив обеими руками голову Лилу, впилась в её рот, нежно лаская податливые губы, а Сандра, едва не разложив Эсмеральду прямо на столе, впивалась в губы последней с яростью обезумевшего зверя…
- Какой ужас. А я ещё думала найти среди этих девушек подружек для своих братьев, - растерянно протянула Темари, уловив задорные огоньки в глазах сидевшей рядом Ши.
- А ты чего лыбишься? – накинулась она на откровенно потешающуюся над ней девушку. Вместо ответа та резким движением схватила коноичи песка и привлекла к себе. Растерянно глядя на приближающееся лицо, обрамлённое мелкими кудряшками, Темари в ужасе застыла, не в состоянии двинуть ни единой частью тела.
Плотно сжав губы, она ощутила, как нечто лёгкое и воздушное касается её губ, нежно скользит сначала по верхней, а затем и по нижней губе. Нечто тёплое, возникшее внизу живота, разгоралось всё сильнее, словно требуя большего. И вот, уже не в состоянии сдерживать себя, девушка приоткрыла губы навстречу скользнувшему в рот языку, с тоской подумав про себя «какая же я всё-таки извращенка».
Тен-Тен, с немым изумлением взиравшая на творимый в зале беспредел, заметила странно блеснувшие глаза Надежды, сидевшей рядом. Уже предчувствуя, что может произойти, девушка непроизвольно схватилась за кунай и взмахнула им в сторону представительницы Конопли, упреждая попытку той поцеловать себя.
Совершенно случайно подавшаяся в этот момент вперёд коноичи Конопли подставила под удар куная свою бандану, которая, разрезанная взмахом Тен-Тен, с гулким стуком упала на стол. Расширившимися от удивления глазами коноичи уставилась на знакомую татуировку, пересекавшую лоб. Удивленно распахнув глаза, девушка рухнула без чувств, успев лишь прошептать перед падением имя Неджи.
- Ну что же, я думаю, что уже пора прекращать этот цирк. Надеюсь, вы уже догадались, что никаких коноичи из страны Конопли не существует, а их роль сыграли шиноби нашей деревни, которым помогли друзья из Страны Ветра, чтобы порадовать всех присутствующих здесь девушек, - звонким голосом объявила Цунаде, многозначительно обведя взглядом всех присутствующих. – Завтра наши дорогие гости из Сунакагуре отправляются домой, так что всех желающих их проводить – милости просим!
Возникнувшие после слов Хокаге ажиотаж и суматоха позволили представительницам несуществующей деревни по-тихому унести ноги из забурлившего, словно улей с пчёлами, обеденного зала…

@настроение: Супер!

@темы: Женский день!, НарутоФанфики, Не мои!, СаскеНаруто

URL
   

My Diary!

главная