Всегда идти вперед, чтобы ни случилось!
29.07.2009 в 19:42
Пишет Nanna-chan:

Любовь по самоучителю, или как влюбиться и при этом остаться в живых
Название: Любовь по самоучителю, или как влюбиться и при этом остаться в живых
Автор: Nanna-chan
Бета: Flaming girl
Фэндом: Наруто
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс, потуги на юмор, приключения, AU
Размер: макси
Состояние: завершено
Дискламер: Все принадлежит Кисимото-сенсею, мои только тараканы в голове и сюжет, как побочный результат деятельности этих самых тараканов.
Саммари: Жизнь любого актера, это череда съемок, пресс-конференций и строгие рамки контракта. Но все привычное разрушается при появлении простой компанией каскадеров, раздвинувших эти самые рамки и принесших в привычное существование глоток настоящей жизни.
Предупреждения: AU, ООС но не сильный. Ах да, и это мой первый фанф по этому фэндому (повторяюсь, да?), временами крепкие словечки, обычно выгрызаемые цензурой.
Разрешение на размещение: если кому и взбредет сея мысль, то где угодно, но только с этой шапкой, ссылкой на меня и оповещением меня же. Я не жадная.
Критика: жду с нетерпением, но исключительно конструктивного характера.

Глава специально без картинки (впервые у меня такое ^^), чтобы не раскрывать интриги.... Все ждут, что будет, счастливый конец, или полный агнст... Буду ли Саске и Наруто вместе, или между ними все кончено... Теперь у вас есть возможность завершить долгие мучения ) Все началось 30 апреля, а закончится сегодня )))
Приятного прочтения, дорогие читатели ^__^

Глава 12. Заключительная.

***
Саске проснулся от головной боли и мерзкого привкуса во рту. Все тело ныло, а в особенности его нижняя часть. А если быть совсем точным…
Саске с долей удивления покосился на топорщащееся одеяло внизу живота и нахмурился. Приоткрыв рот, парень зевнул, и неприятный вкус обострился. Помедлив, Саске все же решил подняться с постели и отправился в ванную.
Ноги слушались плохо, голова кружилась, а еще возникло чувство, что что-то не так. Сильно не так. Но что именно, брюнет понять никак не мог.
Приняв душ, Саске хмуро оглядел себя в зеркале. Отражение сообщало, что парень неплохо вчера выпил, о чем свидетельствовали синяки под глазами и синеватый оттенок извечно бледной кожи. Руки мелко подрагивали, и Учиха, недовольно проведя ладонью по уже наметившейся щетине, решил оставить ее как есть – перспектива ходить целый день с порезанным лицом его совершенно не прельщала.
Между тем, мысль о том, что Саске что-то забыл, с каждой минутой тревожила все больше и больше. Парень несколько рассеянно сварил себе кофе и уселся за стол, попивая горячий ароматный напиток. Мысли беспорядочно роились в голове, путались, маячили и, казалось, среди них есть то, что так беспокоит парня, но он никак не мог уловить это то, что было так необходимо.
Помедлив, Саске поднялся на ноги и нетвердой походкой направился в спальню. Вытащив из брюк, в которых он вчера был на вечеринке, сотовый телефон, Учиха нажал на быстрый вызов и приложил трубку к уху. Волнение по непонятной причине усилилось, а когда гудки на том конце сменились женским дикторским голосом, возвещающим о том, что абонент временно недоступен, это чувство свело судорогой что-то в груди.
Наруто всегда брал трубку. Всегда, это значит - при совершенно любых обстоятельствах, как то душ, ванная, готовка еды, сон, работа, драка и далее по списку. Единственным исключением был секс. Во время секса с Саске Наруто ни разу не ответил ни на один звонок.
А так как Саске был здесь, то ни о каком сексе речи идти не могло. А измена была исключена…
Саске, нервно отхлебнув кофе, при этом умудрившись обжечь себе язык и небо, неожиданно замер.
Измена.
Вся утренняя кутерьма в голове застыла, высветив одну болезненно пульсирующую и пугающе ясную и четкую мысль – вчера домой его привезла Карин.
Карин.
Не Наруто, которому Саске звонил.
И причиной тому было дикое, почти неконтролируемое возбуждение…
Саске с долей страха вцепился в сотовый и судорожно набрал знакомый номер.
Трубку сняли не сразу, и, после оборвавшихся гудков, в динамике раздался заспанный хриплый голос:
- Да?
- Карин, что вчера произошло?
В трубке повисло молчание, в то время как Саске замер на месте, напряженный, как натянутая струна. Прошло не меньше минуты, прежде чем Карин тихо заговорила:
- Саске, я… Я совершила серьезную ошибку. Ты вчера… Я… Понимаешь… - девушка запнулась и, помедлив, продолжила насквозь пронизанным виной голосом: - Мы целовались… Ты сам поцеловал меня, но из-за меня. Это я виновата и…
- Наруто видел нас, да? – так же тихо спросил Саске.
Молчание Карин было яснее даже прямого ответа.
Саске заскрипел зубами и вцепился пальцами в волосы. Воспоминания нахлынули волной, заполоняя голову образами. И он тут же вспомнил, насколько сильно был вчера вечером возбужден, как сам вцепился в Карин, как начал ее целовать…
Потом воспоминания обрывались, и Учиха, сдавленно застонав, тихо спросил:
- Что было потом? После… поцелуя…
- Ничего, - уверенно отозвалась Карин. – Ничего не было. Ты сам все прекратил, и я отвезла тебя домой.
- Ясно, - голос Саске стал ледяным и непроницаемым. – И еще. Что ты мне подсыпала?
Карин вновь смолкла, словно ее голос выключили. Не было даже слышно ее дыхания.
Саске понял, что не ошибся. Не говоря больше и слова, парень нажал на отбой и опустился на постель. Внутри, казалось, что-то разорвалось, оставив после себя сосущую пустоту. Голова была невероятно пуста, и Саске, потерев ладонью лоб, понял, что все. Это конец.
Наруто терпел его хоть и фиктивные, но отношения с Карин, их поцелуи и постоянные встречи. Он даже терпел то, что Карин иногда ночевала в квартире Саске, хоть и в другой комнате – об этом свидетельствовали смятые, пахнущие духами девушки простыни на диване в гостиной и крайне недовольный вид самой Карин. Наруто терпел, молчал, старался не подавать вида…
Но поцелуй на этой чертовой стоянке. Поцелуй в полумраке, в позднее время, там, где никак не мог быть Генма. Поцелуй с дикой страстью, откровенной похотью. Поцелуй, который не на что было списать.
Несомненно, это было последней каплей…
Саске сдавленно застонал и откинулся на подушку. На часах была половина второго, и Наруто, несомненно, уже уехал на соревнования его группы. А значит, в городе его нет.
И отвечать на звонки он явно отказывается.
Что ж, Саске бы тоже не стал брать трубку…
Учиха чертыхнулся и резко поднялся на ноги. Надо было что-то делать. Срочно.
Потому что терять Наруто он не хотел.
Нет.
Он не мог потерять Наруто.
Просто не мог.
Потому что в противном случае он умрет без него.
Последняя мысль ярко промелькнула в мозгу Саске, и тот нервно дернулся. Он только сейчас, фактически потеряв Наруто, понял, насколько тот был ему дорог.
Он прекрасно знал, что любит Наруто. Он вообще впервые в жизни полюбил кого-то. Нет, о семье речи не шло – Саске любил свою семью. Но Наруто…
Наруто был уже лично его семьей. Семьей, в которой не было строго отца и мягкосердечной матери. Не было насмешливого старшего брата.
Были только Саске и Наруто. И больше никого.
И вот сейчас все рухнуло. В несколько мгновений этого чертова поцелуя…
И все бы могло быть гораздо легче, признайся Саске Наруто в любви.
Дьявол, Дзюго был чертовски прав… Наруто ждал ответного признания, которое Саске так и не озвучил.
Это он, Саске, виноват. Ни Карин, ни та дрянь, что девушка подсыпала ему. Именно Саске. Потому что он не сказал. Не смог сказать.
Учиха зажмурился, чувствуя, как в груди все туже и туже завязывается узел вины и дикого, почти неконтролируемого болезненного сожаления.
Нет. Он не даст всему умереть так легко. Он сделает все, чтобы вернуть Наруто.
Брюнет рванулся к шкафу и, быстро одевшись, кинулся из квартиры. Уже через четверть часа он поймал такси, так как его машина осталась на той самой проклятой стоянке, и направился в клуб. Где именно был Наруто, Саске не знал. Город - все, что было ему известно. Ирука должен был поехать вместе с Узумаки, а значит, Какаши тоже отправился с ними, так что разузнать точное место, где должен был остановиться Наруто, можно было только у его лучшего друга – Кибы.
С Саске Наруто как-то об этом не говорил. Только рассказывал о своих детях и о том, как те стараются и тренируются, чтобы победить…
Саске тихо выругался сквозь зубы – и как он посмел предать такое существо? Самое чистое и непорочное из всех… Самое теплое, нежное, взбалмошное, родное, любимое…
Внутренний голос молчал. Не язвил, не нес пошлости и грубости, как это было обычно, и это ужасно настораживало. Неужели все НАСТОЛЬКО плохо?
Расплатившись с таксистом, Саске выскочил из машины, отчаянно надеясь на то, что Киба в клубе. В конце концов, сегодня воскресенье, а компания обычно в это время уже там…
На входе парня встретила сияющая Моэги. Девчушка уже привычно подмигнула брюнету, но тот промчался мимо нее, даже не заметив.
Сердце колотилось как бешенное, и парень, ворвавшись в уже привычно прокуренное помещение, тут же направился к их постоянному месту в дальнем углу.
Компания была там. Они были там все. Все кроме, конечно же, Наруто.
Шикамару заметил приближающегося Саске первым. Он смотрел прямо, внимательно, и даже не кивнул в знак приветствия. Учиха уже понял, что они знают…
Проследив за взглядом Шикамару, Саске увидела Темари и тут же вскочила на ноги. Учиха, успевший уже подойти к диванам, мгновенно нырнул вбок, чудом уйдя от сокрушительно кулака девушки, и тут же почувствовал дикую силу мощного удара в живот.
Саске согнулся пополам, хватая ртом воздух и пытаясь совладать с болью. Над ним стояла хмурая Сакура и разминала кулаки.
- Ублюдок… - протянула девушка и замахнулась во второй раз.
Саске, выдохнув, резко распрямился и не стал уходить от удара. Кулак точно ударил в челюсть, и рот тут же заполнился кровью. Учиха скривился от боли и мерзкого хруста в шее. Чертовски сильный удар чертовски вспыльчивой девушки. Третий удар был от Темари - кулаком в солнечное сплетение…
Саске упал на колени, хватаясь за ребра и хрипло втягивая в легкие воздух. По подбородку потекла кровь из разбитой губы.
Две машины для убийства в юбке… Покалечат и даже не заметят.
- Ну, что скажешь перед смертью? – мрачно протянула Темари.
- Наруто… - с трудом отозвался Саске. – Я должен увидеть Наруто…
- Увидеть?! Ты еще хочешь его увидеть?! – прорычала Сакура и вновь замахнулась, но ее кулак был неожиданно перехвачен рукой Сая.
Брюнет пристально посмотрел на Саске, пытающегося на полу справиться с адской болью, и ровно спросил:
- Ты действительно это сделал? Ты предал Наруто?
Саске хрипло вдохнул и, поняв взгляд на друзей, через силу кивнул. Признавать свою оплошность, свое предательство, было просто невероятно унизительно для Учиховской гордости
- Ах ты… - на этот раз замахнулась Темари, но и ее рука была остановлена. На этот раз Шикамару.
- Ты знаешь, что собираешься делать? – с присущей флегматичностью в голосе спросил Нара.
- Да, - Саске вновь кивнул.
- Ты собираешься ехать за ним? – спросил Ли, поднимаясь со своего места.
- Да…
- Ты его любишь? – на этот раз спрашивал Киба.
Саске пристально посмотрел в глаза парня и, не раздумывая, уверенно кивнул.
Хината, стоявшая рядом с Инудзукой, нервно вцепилась пальчиками тому в руку и с сочувствием смотрела на избитого парня. Саске был неприятен этот взгляд. Он его совершенно не заслуживал.
- Ты сделал ему очень больно, Саске… - мрачно протянул Киба, недобро глядя на друга сверху вниз и внимательно наблюдая за тем, как тот медленно поднимается на ноги. – Так больно, что Наруто едва утром мог говорить, когда я ему позвонил. Он любит тебя. Черт… Он так сильно тебя любит, что мне даже не по себе от этого становится! И только поэтому, только потому, что ты для него так важен, я скажу, где именно его искать. Но если ты не исправишь то, что натворил, я убью тебя. Ты наш друг Саске. Ты действительно наш друг. Но если ты ничего не изменишь, ты станешь предателем.
Саске слушал внимательно, по-настоящему понимая, что говорил Киба. Понимая и принимая, и потому, когда парень замолчал, Учиха вновь уверенно кивнул и утер рукавом кровь с губ.
- Я сам себе шею сверну, если не исправлю, - произнес он.

***
Городок, в котором проходили соревнования, был недалеко от Токио, и Саске, забрав, наконец, свою машину, сразу же направился туда. Через несколько часов нервной поездки, когда сердце билось с оглушающей силой, а руки нервно дрожали на руле, Саске, наконец, въехал в городок и, развернув карту, поехал к гостинице, бесстыдным образом помеченной Кибой губной помадой Сакуры.
На часах было начало восьмого, когда Саске оказался у подъезда гостиницы. Отдав машины хмурому парковщику (кажется, единственному во всей гостинице), Саске быстро направился в просторный двор перед небольшим пятиэтажным зданием гостиницы. Во дворе стояли автобусы, из которых с шумом выгружали свои вещи участники соревнований.
Наступали сумерки, и Саске, совершенно не думая об окружающих, быстро направился к парадному входу, как вдруг со стороны раздался оглушительный вопль:
- Смотрите! Это же Учиха-сан!
Саске застыл на мгновение, не веря происходящему. Медленно, казалось, со скрипом он обернулся и в его глазах отразился неподдельный ужас – три старшие женские группы. Три чертовых десятка восторженных девиц.
Тридцать девушек, которые вот-вот кинутся к Учихе и порвут его на сувениры…
Саске нервно сглотнул, медленно сделал полшага назад, а потом резко развернулся и кинулся бежать. У него не было времени на раздачу автографов и прочую ерунду! Ему срочно надо найти Наруто!
Девушки кинулись следом, неправдоподобно громко визжа и вопя имя кумира, в то время как сам кумир судорожно пытался сообразить, ринувшись к нестройным рядам автобусов, что ему, черт возьми, делать.
Неожиданно кто-то крепко ухватил его за локоть и рванул в сторону. Саске, с трудом удержав равновесие, чтобы не распластаться на асфальте, упал на колени и тут же был придавлен к еще теплому после поездки колесу одного из автобусов. Рот зажали, а на глаза упали чьи-то каштановые волосы, закрывая обзор.
Мимо, видно не заметив измученного Учиху, с криками промчались девушки. Слышен был смех и громкие разговоры людей перед гостиницей. Очевидно, такое нелепое представление их хорошо позабавило.
Саске стиснул зубы и скинул с лица чужую ладонь. Человек, прижимающий его к автобусу, чуть отодвинулся, и перед глазами Учихи возникло мрачное лицо Ируки.
Саске обреченно вздохнул, прикрывая глаза, и тут же получил вышибающий дух удар в живот. Воздух рванулся из легких, перед глазами потемнело. Черт, да что же это за день-то такой?!
- Я тебя предупреждал, Саске-кун, - мрачно протянул Ирука, пристально глядя на белое искаженное гримасой боли лицо парня. – Ты же помнишь, не так ли?
- Да, я помню… - прохрипел в ответ Учиха.
Да, он отлично помнил слова Ируки в день их знакомства. И его предупреждающий удар он тоже помнил…
- Хм… судя по разбитой губе, - Ирука протянул руку вперед и равнодушно коснулся лица Саске. – Друзья Наруто тебе тоже уже объяснили, что к чему…
- Они и мои друзья, - уверенно отозвался Саске, второй раз в жизни игнорируя вторжение постороннего человека в личное пространство.
И оба раза это был Ирука.
- Да? – Умино задумчиво сощурил ореховые глаза и, вздохнув, отпустил Саске почти отеческий подзатыльник. – Он на четвертом этаже. Черный вход в левой части здания. И тебе лучше поторопиться, пока я не передумал.
Саске спокойно кивнул и, поднявшись на ноги, огляделся – вновь попасть в поле видимости любителей кино и молоденьких темноволосых актеров, он совершенно не хотел. Помедлив, парень бросил взгляд на уже вполне миролюбиво настроенного Ируку и кинулся вперед.

***
Наруто потер свободной рукой лоб и переступил с ноги на ногу, отстраненно слушая журчание. Завибрировал телефон, и парень нервно вздрогнул. Главное, чтобы не Он… Главное, чтобы не Он звонил…
Наруто вытянул шею и увидел высветившуюся на дисплее буйную белую шевелюру и похотливо улыбающееся лицо опекуна.
Джирайя…
Наруто протянул руку, взяв телефон с бочка унитаза, над которым стоял, и, ответив на звонок, приложил трубку к уху.
- Алло? – собственный голос прозвучал сдавленно и хрипло, и Наруто недовольно поморщился.
- Ну что, ты добрался уже? – послышался из динамика бодрый голос Джирайи.
- Да… - устало отозвался блондин и застегнул ширинку.
- Как гостиница? Нормальная?
- Да, все хорошо, - Наруто вздохнул и отошел к раковине, облокотившись на нее.
- Отлично, - голос Джирайи был просто отвратительно жизнерадостен, и Наруто смутно подумал о том, что обычно его голос звучит ничуть не лучше – один в один, как и у опекуна… - А Саске ты уже звонил? Сказал, что доехал?
Дыхание перехватило, а глаза защипало. Наруто с трудом подавил желание нервно всхлипнуть, и, напряженно закивав, словно Джирайя мог его видеть, выдохнул:
- Д-да… Да, сказал…
- Хорошо. Тогда, как всем зад надерете, позвони мне, ага?
- Да…
Наруто сцепил зубы и нажал на отбой, не желая больше разговаривать. Тугой узел в груди, связавший что-то важное внутри удавкой и не отпускающий блондина со вчерашнего вечера, болезненно сжался.
Узумаки включил холодную воду и, плеснув ее на лицо, поморщился от легкого покалывания кожи. Помедлив, парень вытер лицо махровым полотенцем и посмотрел на свое отражение.
Мешки под потухшими синими глазами, непривычная бледность, усталость. Наруто не мог заснуть всю ночь.
Едва веки закрывались, перед глазами возникал образ Саске, и этот ублюдок целовал Карин. Целовал с такой жадностью, с таким явным желанием, что сомнений не оставалось – этот поцелуй был настоящим. Не на публику, не для Генмы… Для Саске и Карин. Для них двоих.
Наруто судорожно вздохнул и замотал головой из стороны в сторону. Он не должен думать об этом. Не должен.
Не должен. Не должен. Не должен. Не должен! НЕ ДОЛЖЕН!
Наруто всхлипнул и осел на пол, цепляясь дрожащими пальцами за край раковины. Слезы уже привычно покатились из глаз, а искусанные губы засаднили. Ну почему все именно так?! Почему Саске так поступил?! Ведь Наруто не сомневался, что он действительно дорог этому тупому заносчивому ублюдку. Так почему этот самый заносчивый ублюдок вчера так самозабвенно целовался с Карин?! И раз ему так хотелось, зачем ему надо было звонить Наруто?
А он, едва услышав голос Саске в трубке, едва дослушав его просьбу, сразу кинулся к машине, чтобы примчаться как можно быстрее, забрать Учиху, прижаться к нему, ощутить себя в безопасности, ощутить себя по-настоящему нужным.
Оказалось, совершенно ненужным…
Наруто в очередной раз всхлипнул и принялся растирать ладонями слезы по щекам. Кем он стал? Сидит на полу в туалете и рыдает, как какая-то девчонка. Рыдает из-за парня…
- Педик… - с досадой проворчал Наруто, пытаясь перебить подкатывающую истерику.
Вышло плохо, и слезы с удвоенной силой полились из уже покрасневших глаз.
Как же сильно, как же сильно он любит Саске! Наруто понял, что никогда и ни за что бы не променял эту любовь ни на что другое! Боже, да он умереть готов, лишь бы все вернуть!
Наруто сжался на полу, прижимаясь плечом к дверце душевой и громко всхлипывая. Истерика накатила одним рывком, захлестывая с головой, не давая и продохнуть. Наруто рыдал громко, в голос, содрогаясь всем телом, и не в силах остановиться.
Дикая, невыносимая боль, разрывающая грудь, легкие, сердце, душу…
Наруто закрыл лицо руками, стискивая зубы до скрипа, закусывая губы до крови и рыдая, рыдая без конца… Ему никогда, никогда не было настолько плохо…

И он, дурак, думал, что он нужен Саске. Он сказал, что любит его, а этот гребанный идиот промолчал! Он просто отмолчался! Потому что не любит… Потому что Наруто ему не нужен…
Узумаки, трясясь от невероятно сильных крупных слез, протянул дрожащую руку к вентилю с водой и открыл холодную на всю мощность.
Вода с шумом хлынула на кафельный пол, обрушиваясь на голову и спину блондина, заставляя того сдавленно зашипеть. Челюсть свело, мышцы сокращались рывками, а катящиеся из глаз слезы все лились и лились.
Наруто, превозмогая дикий холод и усилившуюся дрожь, полностью забрался в душевую кабину, морщась от противно липнущей к телу промокшей одежды, и обнял себя за плечи. Хотелось заползти в какой-нибудь темный угол и забыться. Чтобы ушла эта боль из груди, чтобы не было так плохо, так одиноко, так мерзко.
Наруто вновь всхлипнул и, чувствуя, как стучат от холода зубы, с трудом поднял побелевшую руку к крану и открыл горячую воду. Сразу стало гораздо теплее, и блондин, помедлив, все же снял с себя ставшую абсолютно мокрой одежду, борясь с тем, как та липла к коже и отказывалась покидать облюбованное тело.
Наконец, справившись с отяжелевшими джинсами и футболкой, Наруто поднялся на ноги и, уткнувшись носом лицом в сгиб локтя, облокотился на стену. Стало немного легче, и истерика медленно стала сходить на нет.
Простояв под оглушительным напором теплой воды еще немного, Наруто вылез из душа и, обернувшись в большое полотенце, пошатываясь, прошлепал в спальню.
Номер был маленьким, уютным и вполне пригожим. Блондину хотелось залезть под одеяло и уснуть, но надо было хотя бы переодеться – перспектива потом спать в мокрой постели совершенно не прельщала.
Наруто поплелся к еще не разобранной сумке с вещами и вытащил оттуда запасную пару джинс и рубашку. Искать белье не хотелось, и блондин влез в одежду прямо так, не утруждая себя лишним слоем ткани.
Выжав полотенцем волосы, Наруто подошел к окну и приоткрыл его. Тело все еще немного колотило после слез, руки мелко тряслись, и чувствовалась неприятная ватная слабость. Узумаки шмыгнул раскрасневшимся припухшим носом и шумно вздохнул.
Казалось, стало легче… Наверное, стоило сразу так поплакать – Наруто держался всю ночь, с трудом душа слезы и не давая истерике прорваться.
Болела голова и хотелось спать.
Наруто, зевнув, потер уставшие глаза и уже хотел было зашторить окна, чтобы свет садящегося солнца не так сильно освещал комнату, как вдруг снизу, где во дворе разбирали вещи все еще приезжающие участники соревнований, послышался оглушительный визг:
- Смотрите! Это же Учиха-сан!
Наруто застыл как громом пораженный. Место тоскливой тянущей боли занял испуг, и блондин, словно не веря себе, осторожно выглянул в окно.
Саске.
Это действительно был Саске.
Он стоял по центру двора перед зданием гостиницы и неожиданно рванул в сторону. Девушки, стоящие от него в паре десятков шагов, с визгом кинулись следом.
А Наруто остался стоять у окна, пораженный до невменяемого состояния. Быстро нарастающий страх заставил дернуться и кинуться к входной двери. Блондин схватил кроссовки и стал судорожно натягивать их прямо на босую ногу. Завязанные шнурки, которые Наруто по привычке не стал развязывать, когда снимал обувь, мешали ноге и блондин, ухватившись за концы, в попытке распутать узел, только туже его затянул.
Пальцы дрожали, перед глазами все плыло из-за вновь выступивших слез, и Наруто, наплевав на кроссовки, кинулся обратно сумке. Перевернув ту вверх дном, он вывалил все ее содержимое на пол.
Наруто не был намерен видеться с Саске! Надо было бежать! Бежать как можно быстрее!
Слезы против воли покатились по щекам, а Наруто, не обращая на них внимания, схватил упавшие на гору одежды сланцы и кинулся обратно к двери. На ходу, прыгая на одной ноге, парень нацепил обувь и, попав ключом в замочную скважину только после трех попыток, вырвался в коридор.
Захлопнув за собой дверь, Наруто с видом человека, спасающегося от самого дьявола, взвинчено огляделся по сторонам и кинулся вниз по лестнице. Мысли о том, чтобы воспользоваться лифтом, у Узумаки даже не возникло – ему надо было именно бежать. Бежать как можно быстрее. Собственными ногами, чтобы быть уверенным, что его не поймают.
Наруто вырвался на пролет между первым и вторым этажами и вдруг услышал, как кто-то бежит по лестнице снизу. Сердце пропустило удар. На перилах мелькнула бледная рука, и блондин похолодел. Резко остановившись, он замер, боясь, что его услышали, и тихо попятился обратно, желая быстро и бесшумно добраться до второго этажа и спуститься вниз на лифте. Теперь Узумаки уже жалел, что сразу не воспользовался этой дьявольской коробкой. И как он не подумал, что Саске, скорее всего, тоже воспользуется лестницей? В конце концов, за ним была погоня, и войти в здание через парадный вход было почти невозможно…
Наруто преодолел несколько ступенек и вновь замер, поняв, что человек, находящийся пролетом ниже, тоже остановился. Напряженные дыхания обоих разрывали тишину. Несколько мгновений, и Наруто увидел, как из-за поворота показались вначале чернильные взъерошенные пряди, а потом раскрасневшееся от быстрого бега лицо Саске.
Повисла гробовая тишина. Парни смотрели друг на друга, казалось, целую вечность. Потом Наруто резко развернулся и сорвался с места, кинувшись наверх.
- Наруто! Стой! – срывая голос, крикнул Саске и кинулся следом, вцепляясь пальцами в стальные перила.
Но Наруто и не думал останавливаться. Он, игнорируя подкашивающиеся от усталости ноги, рывком преодолел последние ступеньки и ворвался в коридор второго этажа, громыхнув дверью. Несколько мгновений спустя дверь хлопнула второй раз, и Наруто понял – его сейчас догонят. Его догонят, схватят и…
Что должно было последовать дальше, Наруто не знал. В голове билась только одна мысль – убежать. Скрыться. Не дать себя поймать.
Потому что смотреть в глаза Саске было страшно… Страшно до смерти. Страшно было увидеть в них наигранное сожаление, услышать лживые извинения…
Наруто бежал без оглядки, больше всего на свете сейчас желая оказаться на другом конце света или хотя бы этажом ниже, чтобы было время скрыться.
- Наруто! – хрипло, на выдохе…
Блондин зажмурился, пытаясь ускориться, но тут его неожиданно схватили за кисть и дернули назад. Наруто неловко взмахнул свободной рукой и едва не упал, но его подхватили, не давая рухнуть на пол.
Наруто рывком вывернулся из чужих рук, и тут же в нем неожиданно вскипел неконтролируемый гнев. Парень, резко развернувшись, со всей силы врезал Саске кулаком в челюсть. Учиху отбросило на два шага назад, и он с трудом устоял на ногах. В глазах потемнело.
Черт, да что ж за день сегодня такой?! Он хочет сделать, как лучше, а его бьют и бьют.
Саске вытер брызнувшую кровь из уже второй раз за день разбитой губы и хмуро посмотрел на Наруто.
Блондин чуть отшатнулся, тяжело дыша и гневно глядя на брюнета.
- Зачем пришел? – мрачно спросил он, хватая ртом воздух и пытаясь унять участившееся сердцебиение.
- Прощения просить, - лаконично ответил Саске, утирая рукавом губы.
- Да ты что? – Наруто фыркнул и, пошатываясь, с трудом распрямился.
В легких кололо от долгого бега, голова гудела.
- Ага… - Саске сглотнул и ухватился за стену – стоять было сложно. Ноги подкашивались, и страшно болела челюсть. Кажется, потом придется идти к стоматологу, ибо язык наткнулся на два уверенно шатающихся зуба…
- С чего бы это?
- А потому, что виноват.
- Да? – Наруто подпер левый бок рукой, старясь унять неприятные ощущения при каждом вдохе. – А в честь чего это?
Вся истерика уверенно сошла на нет. На ее место пришло раздражение.
- Потому что вчера я… - Саске запнулся.
- Что? – Наруто наигранно удивился, словно не понимая, о чем идет речь. – Что ты вчера?
- Я целовался с Карин, - зло процедил Саске, все еще пытаясь восстановить дыхание.
- Не может быть! – Наруто фыркнул и пошатнулся. – А с чего бы тебе просить за это прощение? Ты этим последние две недели занимался! Чего ж сейчас только решил?
- Потому что вчера было по-другому, - Саске сцепил зубы. Признаваться в проколе было мерзко. Гордость надрывно выла и ломалась. – Вчера я целовал Карин, потому что хотел этого…
- Ты хотел целоваться с Карин? – с неприязнью спросил Наруто.
- Нет. Я просто хотел целоваться.
- Да ты что? А под рукой только Карин, да? Как печально…
- Наруто… - Саске устало вздохнул и поднял взгляд на блондина.
Недовольный, злой, расстроенный, он стоял в паре шагов от Саске и смотрел на парня так, словно тот был врагом народа.
Синие глаза сощурены, мокрые волосы топорщатся, нос чуть припух и раскраснелся, как и губы. Создавалось такое впечатление, что Наруто…
- Ты плакал? – неожиданная догадка свела все внутри.
- В честь чего? – блондин сощурил глаза еще сильнее, чем прежде, но то, как дернулась его бровь и как поджались губы, выдало парня с головой и Саске понял, что не ошибся.
- Ты плакал, - уверенно повторил брюнет.
- Тебе нравится эта мысль? – Наруто с презрением оглядел лицо Саске. – Нравится чувствовать себя победителем? Вертел мной все это время как хотел, в то время как трахался со своей Карин, когда приспичит… Да? Ну что молчишь? Я что, не прав? Скажи, что я не прав!
- Люблю.
- О да, конечно неправ! А что ты мог еще сказать? Разве ты… - Наруто осекся.
Внутри все предательски сжалось, дыхание сорвалось. Блондин глупо моргнул и, помедлив, тихо спросил:
- Что ты сказал?
- Я тебя люблю, - спокойно повторил Саске, прямо глядя на Наруто с присущей ему твердостью.
- Врешь, - Наруто нервно сглотнул, чувствуя, как сердце, предавая своего владельца, радостно заплясало от этих слов, ускоряя биение.
- Нет, не вру, - Саске, помедлив, сделал неловкий из-за усталости шаг к Наруто.
Тот почти попятился, пошатываясь и неверующе глядя на Учиху.
- Люблю.
- Нет. Врешь, - Наруто замотал головой, отказываясь верить, хотя внутри все клокотало от этих слов. – Не можешь ты… Тогда бы вчера… И почему тогда, когда я тебе сказал… Нет. Ты врешь, Учиха.
- Не вру, - твердо повторил Саске и, сделав быстрый шаг вперед, ухватил отшатнувшегося Наруто за запястье. – Я люблю тебя.
- Отпусти меня.
Саске покачал головой и сильнее сжал пальцы на запястье Наруто, с силой притягивая к себе упирающегося парня.
- Не отпущу.
- Учиха, я серьезно, - помрачнел Наруто, хотя его глаза нервно бегали из стороны в сторону, боясь смотреть на Саске. – Отпусти, или опять врежу.
- Врежь, - спокойно согласился Саске и резко дернул Наруто к себе.
Парень пошатнулся и, не устояв на ногах, почти упал на брюнета.
Уставшие, вымотанные и физически, и морально, они с трудом удержали равновесие, и Саске, чтобы не завалиться на пол, прислонился спиной к стене, крепко прижимая Наруто к себе.
Узумаки несколько раз дернулся в его руках и неожиданно вцепился пальцами в плечи Учихи, вжимаясь в него, утыкаясь лбом в грудь и тут же всхлипывая.
- Наруто… - Саске слабо улыбнулся и осторожно погладил блондина по спине.
Наруто сильнее прижался к Саске, давя слезы и всхлипы, стиснул зубы и, неожиданно рванувшись назад, из последних сил врезал Учихе в многострадальную челюсть.
- Похотливый ублюдок!
Саске отлетел в сторону и на этот раз все же рухнул на пол, раскинув ноги и схватившись за вспыхнувшую нестерпимой болью всю нижнюю часть лица.
- Да ты знаешь, что со мной было все эти две недели?! – Наруто с трудом устоял на ногах и, сильно шатнувшись в сторону, ухватился за чью-то дверь.
Из-за двери напротив выглянул какой-то парень.
- А потише тут выяснять отношения не можете, а? – хмуро спросил он, прищурив глаза.
- Дверь закрыл! – рявкнул Наруто, не глядя на возникший раздражитель.
- Чё? – парень открыл дверь шире, выступая в коридор.
Наруто резко обернулся, сверкнув глазами. Парень сглотнул и попятился, примирительно подняв руки.
- Понял, не дурак…
Наруто до последнего сверлил парня взглядом, пока тот не скрылся в своем номере, как можно тише закрыв дверь.
Наруто, фыркнув как бойцовский кот, резко обернулся, впившись яростным взглядом в Саске. Слезы блестят на черных ресницах, глаза горят, влажно блестят губы.
Саске сглотнул и, ощупывая языком шатающиеся зубы, решил, что он все-таки извращенец. Его сейчас будут метелить, а он лежит на полу и любуется своим мучителем. Оказывается, он еще и садомазохист…
Наруто, мрачно хрустнув шеей, решительно направился к Саске и, наклонившись, хватил его руками за футболку, приподнимая над полом.
- А теперь повтори, - потребовал он, пристально и с угрозой глядя в черные подернутые легкой дымкой глаза Учихи.
Тот, растерявшись на мгновение, слабо улыбнулся и прикрыл глаза.
- Люблю тебя… - выдохнул он, испытывая смутное удовлетворение и предвкушение очередного побоя.
Полностью закрыв глаза, Саске окончательно расслабился, с легкой улыбкой ожидая удара, как вдруг почувствовал легкое движение воздуха и осторожный поцелуй.
Саске удивленно открыл глаза и увидел глаза Наруто. Большие блестящие синие глаза, глядящие с щемящей нежностью и легким укором. Учиха, сглотнув, тут же обнял Наруто за талию, и тот, не удержав равновесия, упал прямо на брюнета.
Саске сдавленно застонал от боли и зажмурился, а Наруто тихо засмеялся, утыкаясь носом в висок пострадавшего брюнета. И было так уютно и тепло лежать в объятьях друг друга, наплевав на то, что они находятся в коридоре гостиницы, лежат на полу под чужими дверьми, они просто наслаждаются близостью друг друга.
Саске, выдохнув, усмехнулся и потянулся за поцелуем. Целоваться было больно из-за разбитых губ, металлический привкус крови мешал, сил на то, чтобы хоть немного углубить поцелуй, не было. Так они и лежали на полу, едва-едва цепляясь губами, прижимаясь друг к другу, ловя уставшие, но счастливые взгляды друг друга.
- Правда, любишь? – тихо спросил Наруто, с волнением глядя на Саске.
Тот, громко вздохнув, взъерошил пальцами все еще мокрые волосы блондина и ткнулся носом в его щеку.
- Ты совсем дурак, да?
- Сам такой, - беззлобно отозвался Наруто и, вздохнув, протянул: - Ты знаешь, нам как бы лучше убраться отсюда…
- Зачем? – искренне удивился Саске.
- Ну… Знаешь, ты как бы звезда и все такое, а я парень… И ты тоже… И мы лежим посереди коридора в гостинице, а до того я наорал на какого-то парня…
Саске, хмыкнув, слабо кивнул.
Чуть помедлив, парни тяжело сели на полу, опираясь друг на друга и, поднявшись на ноги, побрели к лифту, пошатываясь и хрипло дыша.
Было необыкновенно хорошо и тепло от мысли, что все закончилось. Что все в порядке. Что все чертовски прекрасно. До тошноты, до мерзости, до отвращения. Все просто невероятно хорошо.
Саске, усмехнувшись своим мыслям, ухватил Наруто за руку и, покачнувшись, ввалился в кабину лифта, утягивая блондина за собой.
Что ж, вполне можно устроить себе выходные, оставшись здесь на время соревнований. Разве кто-то будет против?
Итачи, сидя на диване с Кисаме и прижимаясь к его боку, неожиданно чихнул…*

***
Генма, хмыкнув, осторожно слез с крыши автобуса, довольный проделанной работой. В конце концов, не зря его боятся и уважают – господин Ширануи мог достать компрометирующий материал на абсолютно любого человека, будь то капризная модель или шишка в политике. Генма никого не боялся и всегда доводил дело до конца, а потому, заинтересовавшись новым красавчиком кинематографа Учихой Саске, он без зазрения совести следил за ним все свое свободное время. Свободное от слежения за другими людьми.
И сегодня днем, проехав к закрытому бойцовскому клубу Цунаде, Генма не прогадал – через сорок минут из подъехавшего к проулку такси показался Учиха и вошел в клуб, а вскоре вышел оттуда с разбитой губой и крайне взъерошенным видом. И Генма почуял улов…
Когда, спустя несколько часов, он, следя за Саске, оказался у скромной гостиницы, Генма поянл, что удача сегодня действительно на его стороне. О том, что здесь проходят соревнования группы по плаванью Узумаки Наруто, он выяснил еще неделю назад, едва увидел этого блондина вместе с Саске в зоопарке.
Сейчас же, когда объявились визжащие девицы, и Учиха дал деру, Генма позорно потерял того из вида, но вскоре увидел, как брюнет пробежал из рядов автобусов к черному выходу.
Ширануи хотел пробраться следом, но пройти мимо не дал Хатаке Какаши – владелец одного крупного спортивного комплекса в Токио. Мужчина возник словно из ниоткуда, встав на углу здания и флегматично читая книгу в оранжевой обложке.
Ширануи недовольно нахмурился и, помедлив, приметил двухэтажный автобус и беззастенчиво полез на его крышу. Отойдя на ее самый край, чтобы Хатаке его не заметил, Генма открыл объектив фотокамеры и стал пристально вглядываться в окна здания.
Спустя пару минут в коридоре второго этажа появился Узумаки. Генма, увидев взмыленного блондина, тут же вооружился камерой, и едва в коридоре, следом за Узумаки, появился Учиха, тут же принялся фотографировать.
Черт, не зря, не зря он поехал сюда…
Генма ликовал, снимая подравшихся парней.
Генма шалел от счастья, когда те принялись целоваться.
Генма торжествовал, ибо он так и знал, что между этими двумя не просто дружба, и его подозрения оправдались.
Когда парочка скрылась в кабине лифта, Ширануи щелкнул затвором на фотокамере и, мыча какую-то песенку себе под нос, слез с крыши автобуса. Спрыгнув на землю, мужчина обернулся и едва успел увернуться от кулака – выработанная за годы привычка на, на самом, деле опасной работе спасла от перелома носа, но не уберегла от удара в печень.
Генма скривился и тут же оказался прижат к противно-желтому боку автобуса. На горло давил чей-то локоть.
Белые волосы, повязка на один глаз, хмурый уверенный взгляд… Хатаке Какаши собственной персоной.
- Генма-сан, а что это вы тут делаете? – пропел Ирука, потянув руку и легко сняв с шеи мужчины фотокамеру.
- Это нападение, вы в курсе? – мрачно прохрипел Генма, не в силах пошевелиться в четком захвате. Взгляд не отрывался от камеры в чужих руках – За это сажают, между прочим…
- Ну, нас-то не посадят, - равнодушно протянул Какаши.
- А вот вас, Генма-сан… - Ирука включил фотокамеру и быстро просмотрел последние фотографии. – За вторжение в личную жизнь…
- Это моя работа, - холодно отозвался Ширануи.
- Работа? – Ирука нахмурился и нажал на полное очищение карты памяти. Фотокамера пикнула и автоматически отключилась.
Генма возмущенно дернулся и взвыл:
- Ирука! Что ты сделал?! Там же такой материал был! Я за ним почти две недели гонялся!
- Я те дам материал! – Ирука отвесил мужчине подзатыльник и всучил в руки камеру. – Вот пожалуюсь Эбису, он тебе так мозги вправит! Нечего следить за Наруто!
- Я не за Наруто твоим следил, а за Учихой! – огрызнулся Генма и бросил яростный взгляд на Хатаке. – Да отпусти ты меня уже! У меня ж синяк будет! Да и вообще, кто на друзей так исподтишка нападает, а?!
- Ну а кто за воспитанниками друзей следит? – хмыкнул Какаши, но блондина все же отпустил.
Генма мрачно потер горло и шею и смерил мужчин тяжелым взглядом.
- Повторяю, я следил не за Наруто, а за Учихой.
- Учиха - парень нашего Наруто, так что завязывай, - нехорошо усмехнулся Ирука и хлопнул Ширануи по плечу. – Еще раз рядом с ними тебя увижу, расскажу Эбису про Райдо…
- Да мы просто с ним выпили пару раз и все! – возмутился Генма.
- Ты это потом своему элитному учителю рассказывай, - хмыкнул Какаши.
- Деспоты и шантажисты, - хмуро протянул Генма и, фыркнув, гордо направился к своей машине.
Вот опубликует он их фотографии с дня Святого Валентина, будут знать…


Эпилог

***
Он знал, что так будет.
- Мы не можем…
- Очень даже можем…
Он и на мгновение не сомневался, что это произойдет.
- Утром мы пожалеем об этом…
- Ну, так это будет утром!
Даже на долю мгновения.
- Черт! Да мы смотреть друг на друга не можем!
- А мы не будем включать свет и закроем глаза…
Он с самого начала осознавал, что все идет именно к этому.
- Темари! – возмущенно и вместе с тем жалобно простонал Шикамару, чувствуя ловкие пальчики уже на ремне джинс.
- Заткнись уже, а? – выдохнула девушка и требовательно поцеловала парня, толкнув того на кровать.
Шикамару знал, что так будет. Шикамару и на мгновение не сомневался, что это произойдет. Даже на долю мгновения. Шикамару с самого начала осознавал, что долгая вражда ведет либо на больничную койку, либо в постель.
Но почему-то он был уверен, что исходом будет именно отделение интенсивной терапии, а никак не большая широкая постель Темари. Но, подумав, что сейчас не время размышлять над этим в принципе не очень-то и печальным фактом, парень схватил девушку за талию и резко опрокинул на кровать, вырвав удивленный вскрик. Навалившись сверху, он уже сам принялся с жадностью целовать припухшие губы Темари и стягивать с нее одежду.
Он знал, он не сомневался и он был рад, что вышло все именно так, а не иначе, хотя ни за что не признается в этом ни ей, ни себе.
Хотя…
Шикамару мысленно усмехнулся и одним движением трех пальцев ловко расстегнул застежку лифчика. Об остальном он подумает завтра…

***
Сакура взволнованно вертела в руках телефон, быстро поднимаясь по лестнице.
С того самого момента, как она проснулась сегодня утром с тяжелой головой после вчерашней гулянки и сопящим в плечо Саем, девушка почувствовала тревогу. Чувство, что что-то случилось, не отпускало ее и на минуту, и Сакура, бесцельно побродив по квартире, на ходу выпив крепкого кофе, неожиданно схватила сотовый и набрала номер Темари.
Трубку Темари не взяла. На второй звонок она тоже не ответила. Звонок на домашний телефон принес точно такие же результаты – короткие гудки в трубке и больше ничего.
Теперь чувство беспокойства возросло и оформилось – что-то не так именно у Темари.
Даже не пытаясь растолкать Сая, девушка оделась и, пытаясь на ходу дозвониться до подруги, отправилась к той домой.
И вот теперь, оказавшись на пороге заветной квартиры, Сакура нервно трепала дверной звонок. Спустя минуту, когда девушка уже решила было просто вышибить эту никчемную дверь, в квартире послышался шорох и шаги.
Ленивые такие шаги, неторопливые и слишком тяжелые для Темари…
Сакура не успела додумать эту настораживающую мысль, как дверь перед ней медленно приоткрылась, и изумленным изумрудным глазам явился Шикамару. Опираясь локтем на дверной косяк и хмуро глядя на застывшую истуканчиком Сакуру, он источал пассивное раздражение и уже ставшее привычным за столько лет извечно сонное состояние.
Босиком, в семейных трусах в мордочки оленей, с зажатой бледными припухшими губами сигаретой, истлевшей наполовину, Шикамару выглядел как-то непривычно и странно, по-домашнему. Да еще и без привычного хвостика…
Сакура все так же стояла, не двигаясь и таращась на друга. Тот в ответ еще несколько долгих мгновений скучающе глядел на подругу, а потом так же молча захлопнул дверь, оставив Сакуру за порогом.
Девушка простояла столбом еще несколько минут, а потом неожиданно широко улыбнулась, хитро блеснув глазами.
Нет, она всегда знала, что эти двое рано или поздно сойдутся, но…
Сакура хихикнула, вспомнив семейники Шикамару, и, закинув сумку за плечо, вприпрыжку побежала вниз по ступеням.
Да, ее чутье все еще при ней! Враги, продолжайте бояться! Всевидящая и всеслышащая Сакура и Ко идут по следу!


*На тот случай, если кто не знает – чихание в Японии является эквивалентом нашего икания, если кто-то кого-то вспоминает.

URL записи

@темы: Любовь по самоучителю